+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Письмо Роспотребнадзора от 23 июля 2012 г. N 01/8179-12-32 О Постановлении Пленума ВС РФ от 29 июня 2012 года № 17 О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей

Обзор документа

Споры о защите прав потребителей: Роспотребнадзор не во всем согласен с Верховным Судом.

Роспотребнадзором освещены наиболее важные моменты постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17, касающегося споров о защите прав потребителей.
В частности, Пленум разъяснил, что следует понимать под товаром и финансовой услугой. Указано на возможность применения Закона о защите прав потребителей к договорам страхования (в части, не урегулированной специальными законами). Затронуты аспекты защиты прав заемщиков от недобросовестной практики навязывания при получении кредита страховых услуг.
Разъяснены вопросы применения законодательства о защите прав потребителей при заключении предварительного договора, предоставлении гражданам социальной помощи, медицинских, нотариальных и адвокатских услуг.
Затронуты процессуальные особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей. В частности, разъяснены порядок применения правила об альтернативной подсудности таких дел, процессуальный статус территориальных органов Роспотребнадзора.
Уделено внимание вопросам исчисления договорных и законных неустоек. Так, уменьшение судом неустойки допускается только в исключительных случаях по заявлению ответчика и с обязательным указанием мотивов этого решения. Раскрыта правовая природа штрафа, налагаемого на продавца за неудовлетворение в добровольном порядке законных требований потребителя. Причем такой штраф суд взыскивает независимо от того, заявлялось ли об этом.
Особо отмечено расхождение позиций Пленума ВС РФ и Роспотребнадзора по вопросу правомерности передачи банками коллекторским агентствам долгов граждан по кредитам. По мнению ВС РФ, это допустимо с согласия заемщика, прописанного в кредитном договоре при его заключении. Служба считает неправомерным включение в кредитный договор с заемщиком-физлицом условия о праве банка передавать право требования по договору лицам, не имеющим лицензии на банковскую деятельность. Территориальным органам Роспотребнадзора при возбуждении в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении по факту выявления такого условия следует выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в качестве потерпевшего). Об отсутствии на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по этому вопросу может свидетельствовать довод заемщика о том, что для него особый правовой статус и требования к организации деятельности банка имеют существенное значение. Именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. По мнению Роспотребнадзора, любая договоренность», приводящая к нарушению этого положения, в принципе ничтожна.

О некоторых проблемах защиты прав потребителей в свете Постановления Пленума Верховного Суда России от 28 июня 2012 года N 17 (Гошуляк Т.В.)

Дата размещения статьи: 23.05.2015

В связи с изложенным необходимо более подробное разъяснение Верховного Суда в части определения получателя штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя. По нашему мнению, подобный штраф следует по общему правилу взыскивать в доход местного бюджета, поскольку в Законе о защите прав потребителей отсутствует специальное указание о взыскании такого штрафа в пользу потребителя.
В данном случае наложение штрафа выступает в качестве одной из форм публично-правовой ответственности изготовителя, исполнителя, импортера, продавца за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя.
В то же время в Законе о защите прав потребителей оговорены способы защиты нарушенных прав потребителей, выступающие формой частноправовой ответственности, например взыскание неустойки, возмещение убытков и т.д.

Письмо Роспотребнадзора от 23.08.2013 № 01-9560-13-32 — Об Обзоре ВС РФ

Об Обзоре Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека информирует, что на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации http://www.vsrf.ru размещен Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 года (далее – Обзор), который направляется для руководства и практического использования в работе.

В этой связи обращаем внимание на следующее.

В пункте 1 Обзора еще раз подтверждена позиция Верховного Суда Российской Федерации (ВС РФ), ранее выраженная в пункте 15 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее – постановление пленума ВС РФ № 17) о том, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, подведомственны судам общей юрисдикции.

В пункте 2 Обзора особо отмечается отсутствие единообразия судебной практики по вопросу применения договорной подсудности, определенной положениями статьи 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В этой связи необходимо усилить работу по информированию населения, разъясняя соответствующую позицию судебных органов. Как следует из содержания пункта 2 Обзора, условие кредитного договора о «договорной подсудности» считается действующим, если потребитель не оспорил его.

В отношении административной практики территориальных органов Роспотребнадзора следует иметь в виду, что таким образом ВС РФ косвенно подтвердил правую позицию Роспотребнадзора о том, что включение в договор рассматриваемого условия «по-умолчанию» считается ущемляющим права потребителей на альтернативную подсудность. Конкретный потребитель может согласиться или не согласиться с условием договора о подсудности, оспорив либо не оспорив его в суде и тем самым реализуя свое право на альтернативную подсудность в индивидуальным порядке, но это зависит от информированности гражданина о своих правах как потребителя.

В пункте 2.1 Обзора указывается, что ВС РФ считает правильным позицию судов, не применяющих правила исключительной подсудности (статья 30 ГПК РФ) к спорам, связанным с кредитованием.

В этой связи следует оказать информационную поддержку гражданам, у которых обязательства по кредитному договору обременены договором залога недвижимого имущества, в части того обстоятельства, что на них распространяется в полной мере право потребителей на «альтернативную подсудность».

Пункт 3 Обзора касается вопросов применения сроков исковой давности при рассмотрении споров по кредитным обязательствам. В этой связи необходимо усилить разъяснительную работу с гражданами в части процессуальных особенностей применения норм гражданского законодательства об исковых сроках, а именно – что «исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения» (пункт 2 статьи 199 ГК РФ). Таким образом, своевременно обнаруженный гражданином-ответчиком пропуск истцом срока исковой давности (с заявлением об этом суду на соответствующей стадии судебного процесса, см. пункт 1 статьи 152 ГПК РФ) может защитить его от «излишних» претензий со стороны банка.

В Обзоре фактически подтверждена правовая позиция Роспотребнадзора о недопустимости взимания с потребителя денежных сумм, не включенных в «график платежей» («комиссии», «сборы» и т.д.), если «они предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор» (пункт 3.3 Обзора).

Как отмечает ВС РФ, судебная практика правильно признает такие условия кредитного договора не соответствующими требованиям законодательства, «а денежные суммы, уплаченные банку в их исполнение, подлежащими возврату при разрешении требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки».

В этой связи крайне важной представляется позиция ВС РФ, выраженная в пунктах 4 и 4. 1 Обзора, суть которых сводится к акцентированию на добровольности, в частности, страхования заемщиком риска своей ответственности, личном страховании и необходимости тщательного исследования причинно-следственных связей между такими способами обеспечения обязательств, являющихся одновременно самостоятельными финансовыми услугами, и основной финансовой услугой по кредитованию граждан.

Также ВС РФ отмечает, что «требование банка о страховании заемщика в конкретной названной банком страховой компании и навязывание условий страхования при заключении кредитного договора не основано на законе» (пункт 4.4 Обзора).

Роспотребнадзор обращает внимание своих территориальных органов, что аналогичной логикой следует руководствоваться при проведении административного контроля за соблюдением законодательства о защите прав потребителей на финансовом рынке (включая производство по делам об административных правонарушениях).

Согласно пункту 4.3 Обзора «убытки, причиненные заемщику вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства, подлежат возмещению страховщиком в полном объеме». Закрепление указанного мнения высшего судебного органа по гражданским делам в Обзоре, по мнению Роспотребнадзора, позволит повысить правовую защищенность граждан «как экономически слабой стороны в договоре» (см. п. 2 Обзора) с исполнителями финансовых услуг.

Впервые в пункте 4.4 Обзора сделана попытка системной защиты прав заемщиков от слишком назойливой «заботы» банков в части «коллективно-добровольно-принудительного» страхования клиентов банков. Как отмечается в данном разделе Обзора, «при предоставлении кредитов банки не вправе самостоятельно страховать риски заемщиков. Однако это не препятствует банкам заключать соответствующие договоры страхования от своего имени в интересах и с добровольного согласия заемщиков».

Таким образом, со стороны судебных органов подтверждена правовая позиция Роспотребнадзора по рассматриваемой проблематике, суть которой сводится к следующему.

При этом информация о соответствующих денежных суммах предоставляется потребителю в абсолютных суммах (в рублях) без указания их состава или порядка образования, в т.ч. ценообразования.

Что же касается законности взимания тех или иных «платежей» по кредитному договору в контексте требований законодательства о защите прав потребителей, то окончательные выводы зависят от оценки конкретных обстоятельств в целом и, прежде всего, от установления юридического факта включения/невключения подобных сумм в полную сумму, подлежащую выплате потребителем по соответствующему кредитному договору.

Это интересно:  Пособия на детей в Волгограде и Волгоградской области в 2019 году

Указанное в совокупности означает, что информация кредитной организации о составе суммы кредита само по себе не нарушает прав потребителя. При этом сообщение о якобы включении в кредит «страховки» (например, в рамках «подключения к программе страхования жизни») само по себе правового смысла не имеет, поскольку кредит – это выдаваемые потребителю денежные средства, а плата за «страховку» – это взимаемая с потребителя цена услуги по страхованию, то есть это экономические понятия с взаимоисключающими правовыми последствиями (даже если не принимать в расчет то обстоятельство, что кредитование и страхование это разные услуги, оказываемые принципиально разными финансовыми организациями).

Как верно указано в пункте 4.4 Обзора, банк может представить «доказательства заключения договора страхования и перечисления страховой премии страховщику». В таких случаях можно сделать объективный вывод, что «заключая договор страхования заемщика и определяя плату за подключение к Программе страхования, банк действовал по поручению заемщика».

В этой связи следует иметь в виду, что согласно норме пункта 2 статьи 940 ГК РФ наличие договорных отношений по договору страхования может быть подтверждено (при отсутствии договора в форме одного документа, подписанного его сторонами) страховым полисом (свидетельством, сертификатом, квитанцией), подписанным страховщиком и врученным им страхователю на основании его письменного или устного заявления.

Необходимо также обращать внимание потребителей на то обстоятельство, что заключение кредитной организацией в качестве страхователя договора страхования со страховщиком (в том числе с аффилированной с банком страховой организацией), в котором клиент банка (потребитель) признается застрахованным лицом, изначально не может повлечь для такого лица каких-либо финансовых обязательств, так как согласно взаимосвязанным положениям пункта 1 статьи 313 и пункта 1 статьи 934 ГК РФ плата по такому договору страхования должна совершаться только самим страхователем, т.е. банком.

Более того, в силу императивных положений пункта 3 статьи 308 ГК РФ договор страхования в отношении жизни и здоровья клиента (клиентов) банка, заключенный между кредитной организацией-страхователем и страховщиком, априори может повлечь для клиента (клиентов) банка только права, но никак не обязанности.

Еще одной важной «защитной» новеллой представляется закрепление в пункте 5 Обзора позиции ВС РФ о том, что прекращение трудовых отношений заемщика со своим работодателем-кредитором не является основанием для расторжения кредитного договора (такие случаи неоднократно отмечались в правоприменительной практике).

В пункте 6 Обзора отмечается, что «если исполнение кредитного обязательства обеспечено несколькими способами (залог, поручительство), то недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства».

Пункт 11 Обзора посвящен применению судом статьи 333 ГК РФ по делам, возникающим из кредитных правоотношений, которое возможно только «в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым». «В силу диспозиции статьи 333 ГК РФ основанием для ее применения может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств».

В пункте 14 Обзора ВС РФ рекомендует «в целях недопущения ошибок при рассмотрении гражданских дел, возникающих между банками, иными кредитными организациями и физическими лицами по спорам об исполнении кредитных обязательств… ознакомить судей с настоящим Обзором для учета содержащихся в нем правовых позиций в правоприменительной деятельности».

В это связи Роспотребнадзор, имея консолидированную с ВС РФ позицию по данному вопросу, рекомендует ознакомить всех специалистов органов и организаций Роспотребнадзора, связанных с защитой прав потребителей финансовых услуг, с содержанием Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 года (копия прилагается).

Также Роспотребнадзор считает целесообразным включить Обзор и настоящее письмо в состав инфотек в консультационных центрах и пунктах для потребителей на базе ФБУЗ и филиалов ФБУЗ.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

Процессуальные особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей

15. Дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) подведомственны судам общей юрисдикции.

16. Субъектами обращения в суд по делам по спорам о защите прав потребителей являются: граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства; прокурор; федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный осуществлять федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей, и его территориальные органы, а также иные органы в случаях, установленных законом (далее — уполномоченные органы); органы местного самоуправления; общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), имеющие статус юридического лица.

17. Гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, вправе обратиться в суд общей юрисдикции за защитой по сделкам, заключенным им с продавцом (исполнителем) при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности.

18. В случае прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации либо аннулированием государственной регистрации, потребитель вправе обратиться в суд к указанному лицу с требованиями, связанными с осуществлявшейся им ранее деятельностью по продаже товара (выполнению работы, оказанию услуги).

19. Дела по заявлениям о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное (два и более раза в течение одного календарного года) или грубое (повлекшее смерть или массовые заболевания, отравления людей) нарушение прав потребителей (подпункт 7 пункта 4 статьи 40 Закона о защите прав потребителей), поданным должностными лицами уполномоченного органа, подведомственны суду общей юрисдикции.

20. В соответствии со статьями 45 и 46 ГПК РФ, статьями 44, 45 и 46 Закона о защите прав потребителей суду общей юрисдикции подведомственны дела по искам прокуроров, уполномоченных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов), имеющих статус юридического лица, к изготовителю (продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей.

В защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей указанными лицами могут быть заявлены лишь требования, целью которых является признание действий ответчика противоправными или прекращение противоправных действий ответчика (статья 1065 ГК РФ, статья 46 Закона).

21. Уполномоченные органы, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), имеющие статус юридического лица, в целях осуществления своей уставной деятельности вправе обратиться в суд в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя (группы потребителей) только при наличии их соответствующей просьбы (просьб), выраженной в жалобе (жалобах), поданной (поданных) в письменной форме.

22. В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей исковые заявления по данной категории дел предъявляются в суд по месту жительства или пребывания истца, либо по месту заключения или исполнения договора, либо по месту нахождения организации (ее филиала или представительства) или по месту жительства ответчика, являющегося индивидуальным предпринимателем. Суды не вправе возвратить исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Исключение составляют иски, вытекающие из перевозки груза (статья 797 ГК РФ), а также иски в связи с перевозкой пассажира, багажа, груза или в связи с буксировкой буксируемого объекта внутренним водным транспортом (пункты 1 и 2 статьи 161 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации), предъявляемые в суд согласно части 3 статьи 30 ГПК РФ по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия.

Суд не вправе возвратить исковое заявление, содержащее требование к перевозчику (за исключением лиц, осуществляющих судоходство на внутренних водных путях) пассажира и (или) багажа, которое подано по правилам подсудности, установленным для исков о защите прав потребителей, в том числе и в связи с осуществлением чартерных воздушных перевозок пассажиров в рамках исполнения договора о реализации туристского продукта.

23. До подачи искового заявления в суд обязательный претензионный порядок урегулирования споров предусмотрен в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения оператором связи обязательств, вытекающих из договора об оказании услуг связи (пункт 4 статьи 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ «О связи»), а также в связи с перевозкой пассажира, багажа, груза или в связи с буксировкой буксируемого объекта внутренним водным транспортом (пункт 1 статьи 161 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации).

Несоблюдение данного правила является основанием для возвращения искового заявления со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

24. Дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требование имущественного характера, не подлежащее оценке, а также требование о компенсации морального вреда подсудны районному суду (статьи 23, 24 ГПК РФ).

Это интересно:  Сокращение должностей гражданской службы, МВД и военных: порядок увольнения при уменьшении штата государственных работников, выплата компенсаций и другие особенности

25. Заявления прокурора, уполномоченного органа, органа местного самоуправления, общественного объединения потребителей (их ассоциации, союза), имеющих статус юридического лица, о защите прав неопределенного круга потребителей рассматриваются судом с соблюдением общих правил подсудности, предусмотренных статьей 28 ГПК РФ, — по месту нахождения ответчика.

Заявления указанных лиц, поданные в защиту конкретного потребителя или группы потребителей, предъявляются в суд по правилам об альтернативной подсудности (часть 7 статьи 29 ГПК РФ, пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей).

26. В случае, если исковое заявление подано в суд потребителем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

Судья не вправе, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, возвратить исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

27. Уполномоченные органы, осуществляющие возложенные на них обязанности по защите прав и охраняемых законом интересов потребителей, и органы местного самоуправления до принятия судом решения по делу могут вступить в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, а также привлекаются к участию в деле судом в качестве уполномоченных органов, вступающих в процесс в целях дачи заключения по делу (статьи 34, 47 ГПК РФ). В данном случае привлечение указанных органов в процесс в качестве третьих лиц не допускается.

Заключение указанных органов (статьи 35, 47 ГПК РФ) может быть дано как в устной, так и в письменной форме. Такое заключение доказательством по делу не является, однако в мотивировочной части решения суд высказывает суждение по этому заключению.

28. При разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона о защите прав потребителей, статья 1098 ГК РФ).

Исключение составляют случаи продажи товара (выполнения работы, оказания услуги) ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар (работу, услугу) гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков (пункт 6 статьи 18, пункты 5 и 6 статьи 19, пункты 4, 5 и 6 статьи 29 Закона).

29. В силу части 3 статьи 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться при рассмотрении судом общей юрисдикции дел, основанных на тех же фактах и с участием тех же лиц.

Общество защиты прав потребителей в социальных сетях:

Аналитический обзор нового Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

28 июня 2012 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации утвердил новое Постановление о толковании ряда вопросов, возникающих в потребительских спорах. Предыдущее было принято 18 лет назад. Революционными положениями в новом документе стали два – первое, под действие Закона «О защите прав потребителей» вновь попали страховые компании. Второе – штраф в размере 50% от присужденного потребителю, взыскиваемый по суду с ответчика, теперь присуждается самому потребителю, ранее он адресовался бюджету. Остановлюсь лишь на тех моментах, которых не было в аналогичном Постановлении Пленума ВС от 1994 года, либо отличны от ранее данных толкований.

Очень важно разъяснение, данное словно для детей, в части применения потребительского законодательства к отношениям по предварительным договорам (пункт 4 Постановления). Не скажу за всю Россию, но в Санкт-Петербурге и Ленинградской области последние года 4 эта проблема стояла остро. Дело в том, что многие застройщики в обход Федерального закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве…» заключали с гражданами предварительные договора купли-продажи или того же долевого участия. Проблема возникала при обращении граждан по таким договорам в суды, которые практически в унисон утверждали – сие правоотношения имеют предмет лишь один, заключение основного договора, а обязательств по передаче товаров, работ и услуг по ним не возникает, значит, нет потребительских отношений. Только нашей общественной организацией (СПб ООП «Диалог») обжаловалось несколько десятков судебных актов, основанных на подобном правоприменении. Успехи периодически были, но намного меньше, чем поражения. В итоге граждане платили госпошлины десятками тысяч рублей, теряли возможность получить реальную финансовую компенсацию за просрочку строительства (которая подчас исчисляется годами), а застройщики, как и было велено вождями в эпоху кризиса, «не кошмарились», и отделывались мизерными финансовыми санкциями в противовес тем прибылям, которые они имели от использования денежных средств граждан.

Очень настораживает «проадвокатская» тенденция судебного сообщества, нашедшая свое продолжение в пункте 6 Постановления, где юридические услуги адвокатов вывели из-под действия Закона «О защите прав потребителей». Неужто так много доверителей, недовольных подобными услугами обращаются в суды? Или может, уж простите за красноречие, эти субъекты де-факто предпринимательской деятельности «священные коровы»? Да не обидятся на меня Настоящие адвокаты с большой буквы, поистине усердно выполняющие подчас очень тяжелую работу. Дело в том, что когда адвокат оказывает услуги в той сфере, где только он их может оказывать (уголовный процесс) это одно дело. Но когда он действует наравне с юридическими фирмами и частнопрактикующими юристами, оказывая услуги в остальных областях права – чем он ровнее всех остальных? Тут прямое нарушение Конституции. Не лишним будет добавить, что примерно раз в месяц к нам обращаются с жалобами на качество именно юридических услуг, при этом добрая половина – на адвокатов. А ведь удельный вес адвокатов на этом рынке вряд ли больше 10%.

Не столь ново для судебной практики, но имеет важное значение закрепление в Постановлении того, что отношения со всякого рода ТСЖ, ЖСК, ЖНК и пр. объединениями граждан в той части, которая касается внутреннего устройства, по действие Закона не попадает. Однако в случаях, когда данные объединения предоставляют тем же членам возмездные услуги, работы действие Закона «О защите прав потребителей» имеет место быть (пункт 7 Постановления). Это актуально в первую очередь для сферы коммунальных услуг и услуг по содержанию общедомового имущества.

Не знаю чем продиктована необходимость столь подробного разъяснения о том, что потребительская сфера права охватывает и риэлторские услуги (пункт 11), но пусть лучше оно есть. Это банальные агентские отношения, либо поручение. В любом случае в судебной практике не наблюдал сколь-нибудь стоящего объема ошибок в применении потребительского законодательства к данным отношениям. Чаще наблюдал не применение сего не со стороны суда, а со стороны представителей истцов, которые почему-то игнорируют столь благосклонное для их доверителей законодательство.

Важным видится доктрина, что когда гражданин, осуществляя фактически предпринимательскую деятельность, не является индивидуальным предпринимателем, он все равно будет отвечать по Закону «О защите прав потребителей» (пункт 12 Постановления). Дело в том, что даже ко мне не редко обращаются люди, пострадавшие от «халтурщиков» (и в смысле формы оказания услуг, работ и по содержанию). Банальный пример – наняли вы бригаду строителей дом загородный возвести, а по результату получили сарай. Ранее единственный путь – в общем порядке в суд с минимальными финансовым санкциями для работников. Теперь – ровно все тоже, что я писал про страховщиков в самом начале, не говоря уже о бремени доказывания и других льготах для потребителя.

Очень подробно освещен вопрос существенности недостатков (пункт 13 Постановления). Это важно, поскольку Закон действительно содержит слишком абстрактные формулировки, что дает неограниченное усмотрение правоприменителям. Несоразмерность расходов высшим судом соотнесена (приближена) к стоимости самого товара (работы, услуги), либо к тем благам в финансовом выражении, которые мог получить или получил потребитель. Не очень я согласен с трактовкой недостатка, выявленного неоднократно. Под ним Верховный Суд понимает РАЗНЫЕ недостатки, выявленные не по одному разу. Т.е. если из буквального толкования нормы вытекает, что необходим один недостаток, который выявляется 2 и более раз, Пленум решил поставить такие недостатки как минимум в пару. Тут же сделана еще одна ремарка, усложняющая жизнь потребителя – каждый такой недостаток должен делать невозможным использование товара (работы, услуги)… однако, закон говорит о несоответствии требованиям договора или нормативных актов как о факте. Так, знаете ли, дефекты ЛКП не мешают использованию авто, т.е. можете ездить как на божьей коровке (пятнами), но права на замену/возврат автомобиля иметь не будете.

В пункте 14 Постановления вообще забыли слово «существенного» перед первым упоминанием слова «недостаток», благодаря чему сакральный смысл сего положения без 100 грамм не поймешь.

Это интересно:  Пенсия по потере кормильца: изменения 2019 года

Не столь критично, но вызывает резонный вопрос подмена закона Постановлением Пленума, нашедшая свои признаки в пункте 21. Речь о том, что общественное объединение потребителей вправе обращаться в защиту интересов потребителя по его просьбе, при этом закон (статья 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не закрепляет обязательность письменной формы такого обращения. В Постановлении просьба названа «жалобой», а форма четко закреплена как письменная. Так и вижу судебную власть, решившую самостоятельно принимать для себя законы, мягко послав ветвь законодательную. Не в том ли явное посягательство на часть 1 статьи 30 и на часть 3 статьи 55 Конституции.

В пункте 24 Постановления, Верховный Суд вновь меняет свое зрение на нормы права. Дело в том, что 10 лет назад рассуждение строилось на том, что когда требование о компенсации морального вреда производно от имущественного, подсудность определяется по цене иска и может быть отнесена к мировым судьям, когда тот же моральный вред проистекает из нарушений неимущественных прав потребителя – общие правила и подсудность района. Теперь же Пленум, не утруждая себя цивилистическими рассуждениями все потребительские споры, где заявлена компенсация морального вреда, отнес к подсудности районных судов. Я только за, ибо терпеть ненавижу общение с мировыми судьями. Однако.

Договорная подсудность в потребительских спорах, с таким скрежетом побежденная Роспотребнадзором в системе арбитражных судов, в общих судах вновь стала не простой задачей (пункты 22, 26 Постановления). Дело в том, что по общему правилу, условие, ущемляющее права потребителя, считается ничтожным, следовательно признания судом не требует. Однако, Пленум не стал прямо указывать на то, что условие о договорной подсудности ничтожно, более того он косвенно дал понять, что такое условие надо оспаривать в суде с тем, чтобы считать его недействительным. Не очень радостная картина получает. Тут либо сначала подавать в суд за оспариванием сего положения, тратить полгода и только потом судиться по существу. Другой вариант – подать иск по существу, а первым требованием заявить признание договорной подсудности недействительной. Но и тут есть риск – а вдруг суд в первом требовании откажет, тогда он попадет в патовое положение, т.к. это он может решить только посредством оглашения резолютивной части решения, т.е. без возможности возврата к ранним стадиям рассмотрения спора. Однако, если иск был подан в противорез договорной подсудности, то в случае описанном выше суд не сможет вынести решения по основным требованиям, т.к. как будет неполномочным рассматривать спор. Что в таком случае делать я не представляю.

Неустойке в Постановлении посвящено достаточно много, правда 97% положений воспроизведены из предшествующего. Вместе с тем потеряно одно значимое разъяснение – о том, что неустойка взыскивается по день ИСПОЛНЕНИЯ решения суда. Т.е. после оглашения решения всегда проходит какой-либо промежуток времени. Одно дело если это месяц, а ведь бывает и год. В таком случае я практикую подачу еще одного иска за взысканием неустойки за период с момента вынесения решения по день его исполнения. Начало практики данной было тяжелым и очень помогло именно разъяснение Верховного Суда. Сегодня этого нет.

С другой стороны Пленум теоретически решил давно устоявшуюся проблему с еще одной неограниченностью судейского усмотрения – речь о праве суда уменьшить размер неустойки (пункт 34). Я всегда говорю – зачем законодатель установил столь воистину гигантский размер неустойки в Законе «О защите прав потребителей», если суды урезают ее в сотни раз. Теперь прописано, что снижение суммы неустойки происходит только на основании заявления ответчика и только в исключительных случаях. Остается только догадываться какие основания исключительности будут изобретать судьи, ведь кто взыщет 14 млн. неустойки за просрочку с заменой автомобиля Land Rover, например.

Сколь часты утверждения ритейлеров и сервисных центров, что «перепрошивка», т.е. замена программного обеспечения телефона и других девайсов, не является гарантийным ремонтом. Отныне на высшем уровне и это заблуждение развеяно. Пункт 39 Постановления недвусмысленно говорит, что любая проблема использования аппарата, связанная со сбоями программного обеспечения, является недостатком товара со всеми вытекающими правами и обязанностями.

И снова не удачно сформулирован способ дополнительной защиты потребителя в части тех случаев, когда выясняется, что требование о замене товара удовлетворить невозможно из-за отсутствия интересующего товара по причине прекращения его производства, например. Речь о последнем абзаце пункта 40, где указывается, что такие обстоятельства являются основанием для изменения способа исполнения решения суда о замене товара на скажем взыскание его стоимости только когда такие обстоятельства ВОЗНИКЛИ после вынесения решения суда. Живой пример из собственной практики. Было решение о замене автомобиля на аналогичный. Исполнительное производство прекращено на основании вышеизложенного, способ исполнения решения изменен, в пользу потребителя взыскана стоимость нового авто. Но, рассматриваемые обстоятельства возникли почти за год до вынесения решения, гражданин об этом не знал, а ответчик – естественно знал. Если следовать актуальным разъяснениям, потребитель в подобной ситуации окажется с неисполнимым решением, а суд вынужден будет отказать в изменении способа исполнения решения, т.к. возникли-то критические обстоятельства ранее постановленного решения. Ну и что с того, что потребитель не знал, мог бы и поинтересоваться – это не моя мысль, это дословная цитата одного судьи в подобном процессе на днях.

Контраст продолжается. В пункте 45 Постановления наконец нашла свое подтверждение аксиома о том, что моральный вред подлежит компенсации лишь только по одному факту нарушения прав потребителя, доказывать нравственные страдания последнему не надо. Настоящая доктрина нашла свое выражение еще 10 лет назад в одном из определений Конституционного Суда (Определение КС РФ от 16 октября 2001 г. N 252-О), однако в силу отсутствия какого-либо правового значения данного акта для дел в судах общей юрисдикции, иногда приходилось слышать – «А вы таки докажите, что страдали».

И вот оно, второе революционное воззвание – штраф в размере 50% суммы, присужденной потребителю, теперь должен взыскиваться не в доход государства, а в ПОЛЬЗУ ПОТРЕБИТЕЛЯ (пункт 46 Постановления)! К сожалению, в данном случае революционность заключается в грубом вмешательстве Верховного Суда в законотворческую деятельность, а также в непостижимой подмене публично-правового характера санкции, частно-правовым. Дело в том, что штраф этот действительно вызывал много вопросов по своей природе, однако все они крутились в понимании, что санкция эта – административная. Теперь получаем, во-первых, что один и тот же должник перед одним и тем же кредитором несет двойную штрафную ответственность, ибо правовые предпосылки и к наложению штрафа, и к взысканию неустоек по статьям 23, 23.1 и 28 Закона «О защите прав потребителей» одни и те же – ответственное лицо не удовлетворило законное требование потребителя. Во-вторых, рассматривая штраф как меру гражданско-правовой ответственности, находим ее только в параграфе 2 гл.23 Гражданского кодекса Российской Федерации. Следовательно, в разрез заложенной в норму о штрафе неотвратимости существенных финансовых потерь для ответчика, имеем право суда руководствоваться при взыскании штрафа статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, проще говоря – снижать как заблагорассудится.

Последнее значимое для практики уточнение – это то, что туроператор отвечает за качество турпродукта даже, если договор с потребителем заключал агент на правах действовать от своего имени (пункт 48 Постановления). Практически в каждом подобном споре туроператор апеллировал к статье 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации и уверял, что отвечать должен турагент. Верховный Суд же разъяснил, что потребитель сам определяется к кому требования предъявлять, с той оговоркой, что агент отвечает только в пределах полученного за сделку вознаграждения. То есть в данном случае защищены интересы еще и агента, что видится правильным.

Подводя итоги, нахожу новое Постановление по практике рассмотрения потребительских споров очень «жизненным», т.е. не столь погружено оно в теорию, сколь решает реальные практические нюансы судебных споров данной категории. С другой стороны, конечно, хотелось бы видеть больше правовой мотивировки, но в условиях отношения общих судов к цивилистике, осознаю, что это только бы усложнило понимание низших судов заложенного послания.

Да, ни мало столь же значимых проблем судебной практики не затронуто. Тем не менее отдаю должное, так как рассматриваемое Постановление реально направленно на «закручивание гаек» для тех нерадивых субъектов предпринимательской деятельности, которые, пользуясь несовершенством российского законодательства, извлекают прибыль из попирания интересов своих же контрагентов – потребителей. Выражаясь метафорой, сие предприниматели пилят сук, на котором сидят, но в нарушение законов физики сидят на нем и здравствуют, даже когда собственно его отпилят.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, fbuz11.ru, ozpp.ru, zakon.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector