+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Повторная экспертиза во избежание недоразумений

Заключение судебно-психологической экспертизы является итоговым документом всей работы психолога и источником доказательств. Доказательством является заключение эксперта, а экспертиза процессуальное действие по его получению. Акты и справки о результатах исследований, которые не отвечают требованиям не могут, как бы они ни именовались, служить основанием к отказу в проведении экспертизы. Кроме того, заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществами перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке.

Таким образом, заключение эксперта — это мотивированный ответ на поставленные вопросы, к которому он пришел на основании своих специальных знаний, в результате всестороннего, полного и объективного исследования представленных материалов. Если в ходе исследования установлены обстоятельства, по поводу которых вопрос перед экспертом не ставился, но они, по мнению эксперта, имеют существенное значение для рассматриваемого дела, то соответствующие данные также включаются в заключение.

Заключению экспертизы уделено значительное внимание в процессуальном законодательстве.

В перечне доказательств по уголовным и гражданским делам упоминаются заключение эксперта». В судебной психиатрии документ, составляемый психиатрами-экспертами, именуют обычно «актом судебно-психиатрической экспертизы», тогда как «заключением» — выводы, к которым пришли эксперты в результате исследования. Заключением эксперта называют иногда документ, составляемый по результатам единолично проведенной СПЭ (например, при производстве СПЭ в судебном заседании, в кабинете следователя). Подобный разнобой в названиях, хотя и укоренился прочно в экспертной практике, не соответствует закону, и его следует признать нежелательным. Если строго придерживаться требований процессуального законодательства, то психиатры-эксперты, проведшие СПЭ, должны составлять заключение эксперта-психиатра (при единоличной экспертизе) или заключение экспертов-психиатров (при комиссионной экспертизе).

Отнесение экспертного заключения к категории доказательств по уголовным и гражданским делам обусловливает требования, которые предъявляются к этому документу процессуальным законом

Судебно-психиатрическое экспертное исследование обладает спецификой по сравнению с другими экспертизами. Согласно ведомственным методическим указаниям по составлению акта (заключения) судебно-психиатрической экспертизы данный документ состоит из пяти частей: введение; сведения о прошлой жизни (анамнез испытуемого); описание физического, неврологического и психического состояния; мотивировочная часть;

Приведенная пятизвенная структура обязательна для экспертных заключений, составляемых после производства амбулаторных и стационарных судебно-психиатрических экспертиз в медицинских учреждениях, а также для всех первичных и повторных СПЭ испытуемого, где бы они ни проводились. При некоторых видах экспертиз (например, дополнительных экспертиз, экспертиз в суде по делам, где экспертиза данного лица проводилась на предварительном следствии) допустимо отступление от подобной структуры заключения. Так, вызванный в суд один из членов экспертной комиссии, проводившей ранее СПЭ, может в своем заключении не повторять данных анамнеза, а лишь упомянуть, что они содержатся в прежнем заключении (акте). Если вызванному в суд эксперту для ответа на поставленные вопросы не потребовалось проводить новые исследования, то налицо не экспертиза, а допрос эксперта в суде. При этом экспертное заключение не составляется, а вопросы эксперту и его ответы заносятся в протокол судебного заседания.

Перечисление в экспертном заключении вопросов, поставленных на разрешение СПЭ, обязательно, поскольку экспертные выводы — это и есть ответы на упомянутые вопросы. В случаях, когда смысл поставленных экспертам вопросов непонятен, они должны заявить ходатайство перед органом, назначившим экспертизу, предложив ему более четко сформулировать экспертное задание.

Вместе с тем, если эксперт (эксперты), проведя исследование, установит обстоятельства, по поводу которых вопросы не ставились, то он вправе указать на подобные обстоятельства в своем заключении. Это право, получившее наименование права экспертной инициативы, реализуется при условии, что данные, самостоятельно устанавливаемые экспертом, не выходят за пределы его специальных познаний и относятся к делу, по которому проводится экспертиза.

В случаях, когда все вопросы, поставленные перед экспертами, выходят за пределы их специальных познаний либо представленных материалов недостаточно для дачи заключения, эксперты в письменной форме сообщают о невозможности дать заключение.

Письменное сообщение эксперта о невозможности дать заключение является процессуальным документом, который должен содержать вводную часть, аналогичную вводной части заключения эксперта. Исследовательская часть присутствует в нем лишь при условии, что эксперты провели какие-то исследования, пока не убедились, что представленных им материалов недостаточно для формулирования окончательных выводов. В остальных случаях эксперты приводят лишь подробные обоснования невозможности дать заключение. Не соответствует требованиям процессуального законодательства оформление сообщения о невозможности дать экспертное заключение в виде обычного письма, извещения, разъяснения и т.п.

Письменное заключение — единственная процессуальная форма для вывода эксперта. Протоколируемые ответы эксперта в ходе допроса разъясняют письменную часть заключения, но не заменяют его.

Заключение судебно-психологической экспертизы должно быть написано понятным языком, специальные термины должны быть разъяснены. Важные моменты заключения — простота, убедительность, аргументированность и ясность.

Если ни на один из вопросов эксперт не мог ответить хотя бы частично, то составляется сообщение (акт) о невозможности дать заключение. Если эксперт частично ответил на поставленные вопросы, то невозможность дать ответы в полном объеме указывается и мотивируется в заключении.

Следует отметить, что эксперт дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность и в случаях, когда экспертиза осуществляется сотрудником экспертного учреждения или иным должностным лицом, которому она поручена, органом, ее назначившим, или руководителем учреждения на основании постановления (определения) о назначении экспертизы. В заключении унитарной или комплексной, единоличной или комиссионной судебно-психологической экспертизы должны быть выделены три части: вводная, исследовательская и заключительная. Отсутствие любой из них лишает заключение доказательственной силы.

«Во вводной части судебно-психологической экспертизы указываются время начала и окончания экспертизы (число, месяц, год), место составления заключения, сведения об эксперте (фамилия, образование, специальность, ученая степень и звание, занимаемая должность). Тут же указывается правовое основание для проведения судебно-психологической экспертизы — название процессуального документа, должностного лица или его вышестоящего органа, время и место вынесения процессуального документа. Место проведения судебно-психологической экспертизы может не совпадать с местом составления итогового документа. Поэтому в заключении должны быть отмечены место и время проведения экспериментально-психологического обследования, а также указаны лица, присутствовавшие при его проведении (следователь, обвиняемый, подозреваемый и др.)».

В распоряжение экспертов, как правило, предоставляются все необходимые материалы дела, правонарушитель, обвиняемый, свидетель, потерпевший, истец и др. В заключении должно быть указано, все ли материалы представлены экспертам, по возможности в обобщенном виде должен быть дан их перечень. Это имеет важнейшее значение, ибо если судебно-психологическая экспертиза проводится в начале или в середине предварительного следствия или судебного разбирательства, то перечень материалов может быть неполным.

В вводной части заключения указываются вопросы, поставленные перед экспертизой. Они излагаются в том порядке и форме, как указано в постановлении или определении о назначении экспертизы. На практике имеют место случаи постановки вопросов с неправильным употреблением специальных психологических терминов или использования понятий обыденной речи, которые могут иметь различное толкование. Этого допускать нельзя. При неясности содержания вопроса эксперт указывает в заключении, как он понимает тот или иной вопрос. Он вправе также обратиться к следователю с просьбой внести уточнения. Случается, что перед экспертами-психологами ставятся вопросы, относящиеся к сфере психиатрии, этики, юриспруденции. В этом случае эксперт не вправе менять формулировки вопросов, поставленных перед ним судом, следователем, судьей, другим должностным лицом.

Исследование психологических особенностей личности, ситуации, специфики осуществления трудовых функций и др. должно проводиться в соответствии с сущностью, а не только с формулировкой поставленного вопроса. судебный психологический экспертиза заключение

Экспертное заключение должно достаточно подробно отражать ход проведенных исследований, выявленные при этом признаки и их интерпретацию экспертом; какие объекты и каким исследованиям (посредством каких технических средств и методов) подвергнуты; какие признаки в ходе исследований выявлены и как оценены; по каким вопросам и какие выводы сделаны. По мере необходимости в заключении фиксируются обстоятельства, которые с точки зрения сведущего лица способствовали преступлению (указываются в соответствии с заданием назначившего экспертизу или в порядке инициативы эксперта). Предполагается требование описать примененные экспертом средства и методы, охватывая это выражением «какие исследования произвел.

Оценка заключения эксперта — необходимое условие его использования для обоснования обвинительного акта, которым завершается предварительное следствие, и приговора суда. В основу этих важнейших процессуальных документов могут быть положены только такие экспертные заключения, состоятельность и достаточная обоснованность которых не вызывают никаких сомнений.

Применяются два метода оценки заключений экспертов. Один из них сводится к логическому анализу заключения, уяснению состоятельности примененных экспертом средств и методов исследования, характера выявленных признаков и их роли в основании сделанных выводов. Другой метод состоит в оценке заключения в юридическом, процессуальном отношении, а так в свете всех других материалов дела. При пользовании первым методом критический анализ носит как бы внутренний характер, а при пользовании вторым — внешний характер. Внутренняя оценка ориентирует на уяснение правильности научных положений, которыми руководствовался эксперт (например, положение об индивидуальности почерка). Внешняя оценка касается использования экспертом современных достижений науки и техники, научной состоятельности примененных им технических средств и методов исследования, достаточности выявленных признаков для определенного вывода, определения соответствия исследовательской части заключения выводам.

При уяснении новой методики экспертного исследования целесообразно по возможности установить: кем, когда она разработана и рекомендована, как часто применяется, является ли общепризнанной, не ставится ли кем-либо под сомнение. Полезно обратить внимание на соблюдение экспертом рекомендации, согласно которой сначала должны применяться методы, не изменяющие объект исследования или изменяющие его в минимальной степени (например, с целью выявления уничтоженных рельефных знаков на металлическом предмете перед химическим травлением применяется метод магнитной суспензии, не связанный с удалением поверхностного слоя металла).

Важно обратить внимание на то, облечены ли выводы эксперта в надлежащую логическую форму, являются ли они ясными и определенными.

При оценке результатов идентификационной экспертизы требуется уяснить, какое тождество устанавливается в выводе эксперта: индивидуальное или групповое? Экспертиза оценивается и с точки зрения полноты проведенного исследования, при этом проверяется, на все ли вопросы, поставленные перед экспертом, даны ответы и полностью ли использованы представленные ему материалы.

Существенным элементом внутренней оценки является проверка, оформлено ли заключение эксперта в соответствии с законом и отвечает ли его содержание требованиям ст. 191 УПК. Уяснению подлежит вопрос о том, не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции, не обосновал ли выводы материалами дела, не относящимися к предмету экспертизы, не принял ли на себя решение правовых вопросов, относящихся к компетенции следователя и суда.

Внешняя оценка предполагает проверку, соблюдены ли в процессе назначения и проведения экспертизы права обвиняемого, установленные законом, ознакомлен ли он с постановлением о назначении экспертизы, удовлетворены ли его обоснованные ходатайства, возбужденные в связи с экспертизой, в частности о постановке дополнительных вопросов и назначении повторного или дополнительного исследования, был ли он ознакомлен с заключением и протоколом допроса эксперта (если допрос производился), проверялись ли его объяснения и заявления, сделанные по ознакомлении с заключением.

Оценка заключения с внешней стороны включает проверку наличия в деле достаточных данных о компетентности эксперта с точки зрения решения поставленных перед ним вопросов (сведения об образовании, стаже экспертной работы). Рекомендуется уяснить, отвечает ли эксперт требованию беспристрастности, незаинтересованности в исходе дела, не участвует ли он в данном деле в ином процессуальном качестве, несовместимом со статусом эксперта, не состоит ли в родственных связях с обвиняемым, потерпевшим, судьей, следователем, обвинителем, защитником, гражданским истцом или ответчиком (их представителями), не находится ли в служебной или иной зависимости от них.

Это интересно:  Оформление товарной накладной: правила, требования и образец заполнения формы ТОРГ-12, действия, если товар не соответствует, срок хранения

Внешний анализ включает также проверку истинности выводов эксперта путем их сопоставления с другими материалами дела. Несоответствие экспертного заключения имеющимся в деле доказательствам ставит под сомнение его правильность и является серьезным поводом для назначения повторной экспертизы.

В связи с оценкой заключения необходимо строго различать понятия обоснованности и истинности выводов эксперта. В практике отмечены случаи, когда достаточно обоснованный экспертом вывод оказывался неистинным по вине лица, назначившего экспертизу. Причиной этого обычно являлось то, что образцы одного подозреваемого ошибочно приписывались другому. Во избежание подобных недоразумений рекомендуется в каждом случае проверять, действительно ли используемые экспертом сравнительные образцы происходят из источника, указанного в постановлении о назначении экспертизы и удостоверительных надписях.

Заключительным этапом оценки экспертизы является определение роли установленного экспертом факта в доказывании виновности или невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в решении вопроса о доказанности или недосказанности тех или иных обстоятельств дела.

В заключении судебно-психологической экспертизы могут приводиться формулы, графики, профили, математические показатели частных психологических особенностей и проявлений, а в отдельных случаях и итоговые показатели, например профиля личности по MMPI(Миннесотский многоаспектный личностный опросник) .

Обоснование выводов в заключении содержит ссылки на: результаты исследований; выводы других экспертов, использованные в качестве исходных данных; материалы дела в пределах специальных познаний эксперта; справочные данные. Если эксперт пользовался нормативными материалами, то следует указать, какими именно, в том числе сослаться на правила производства экспертизы отдельных видов.

В заключении экспертизы излагается психологическая характеристика личности подэкспертного. Иногда перед экспертом ставится вопрос не об особенностях личности в целом, а более конкретные вопросы — об особенностях эмоционально-волевой сферы, интеллекта, о специфике познавательных процессов и т.п. Необходимо отметить, что в любом случае особенности личности подэкспертного должны быть определены и описаны в заключении.

Если эксперты не смогли получить необходимую информацию о предмете исследования, то об этом, а также о причинах неполучения информации должно быть указано в заключении.

Исходя из схемы экспертного исследования, принятой в судебной экспертологии, в судебно-психологической экспертизе можно выделить аналитический и синтетический разделы исследовательской части. Первый связан с применением отдельных методов и фиксацией полученных с их помощью результатов, второй — с синтезом этих данных и описанием психических процессов, состояний и явлений интеллектуальной, эмоциональной и волевой сфер личности.

В результативной (заключительной) части заключения судебно-психологической экспертизы даются ответы на поставленные вопросы, являющиеся одновременно выводами по экспертизе. Выводы формулируются в той последовательности, в которой были поставлены вопросы. Ответы должны соответствовать смыслу поставленных вопросов, формулироваться ясно и четко, быть утвердительными или отрицательными, не допускающими двусмысленностей и различных толкований. В случаях, когда дать точный ответ не представляется возможным или перед экспертами-психологами ставится вопрос, не входящий в их компетенцию, об этом должно быть прямо указано в заключении.

Известны случаи, когда перед судебно-психологической экспертизой ставятся юридические вопросы о наличии или отсутствии в момент совершения правонарушения сильного душевного волнения, вменяемости и дееспособности, о мотивах самоубийства, причинах правонарушения и т.п. Еще раз считаем нужным подчеркнуть, что эксперт-психолог не может давать юридическую оценку явлениям и событиям, однако он может дать им психологическую оценку, охарактеризовать психологическое состояние подэкспертного, что послужит основанием для соответствующего юридического решения. Такой ответ эксперта предпочтительнее, чем указание в заключении экспертизы на то, что вопрос не входит в компетенцию экспертизы.

Заключение СПЭ может оцениваться и другими участниками уголовного процесса, которые могут ходатайствовать о проведении повторной экспертизы. Все это говорит о том, что заключение судебно-психологической экспертизы должно создавать возможность для проверки полученных ею данных следователем, судьей, другим полномочным органом, а также специалистами-психологами при проведении повторной экспертизы.

Эксперт может быть допрошен следователем или судом. Следователь, суд, другой полномочный орган определяют обоснованность заключения и его значение в системе доказательств. Необоснованное заключение может быть отвергнуто. При этом назначается повторная экспертиза.

Кроме того, эксперт может по заданию органа, назначившего экспертизу, или по своей инициативе изложить в заключении причины и условия, способствовавшие совершению преступления или правонарушения, выяснение которых требует специальных познаний. Заключение эксперта либо его сообщение о невозможности дать заключение предъявляются обвиняемому. Все справочные и сопоставительные таблицы, фотоиллюстрации, акты, составленные экспертом и прилагаемые к заключению, рассматриваются как составная часть заключения. Приобщается также справка о расходах на экспертизу.

20. Общие требования и правила оформления заключения судебно-психологической экспертизы

Заключение судебно-психологической экспертизы является итоговым документом всей работы психолога и источником до­казательств. Согласно ст. 69 УПК РСФСР доказательством явля­ется заключение эксперта, а экспертиза — процессуальное дей­ствие по его получению. Акты и справки о результатах исследо­ваний, которые не отвечают требованиям ст. ст. 78—82 УПК РСФСР, не могут, как бы они ни именовались, служить основа­нием к отказу в проведении экспертизы. Кроме того, заключе­ние эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществами перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, подлежит оценке.

Таким образом, заключение эксперта — это мотивированный ответ на поставленные вопросы, к которому он пришел на осно­вании своих специальных знаний, в результате всестороннего, полного и объективного исследования представленных материа­лов. Если в ходе исследования установлены обстоятельства, по поводу которых вопрос перед экспертом не ставился, но они, по мнению эксперта, имеют существенное значение для рассматри­ваемого дела, то соответствующие данные также включаются в заключение.

Заключению экспертизы уделено значительное внимание в процессуальном законодательстве, в частности в ст. ст. 80, 191, , 288 УПК РСФСР и в ст. 77 ГПК РСФСР.

С.Н. Шишков [60, с. 8—9] отмечает, что в перечне доказа­тельств по уголовным и гражданским делам упоминаются «заключение эксперта» (ч. 2 ст. 69 УПК) и «заключения эксперта» (ч. 2 ст. 49 ГПК). В судебной психиатрии документ, со­ставляемый психиатрами-экспертами, именуют обычно «актом судебно-психиатрической экспертизы», тогда как «заключением» — выводы, к которым пришли эксперты в результате исследования. Заключением эксперта называют иногда документ, составляемый по результатам единолично проведенной СПЭ (например, при производстве СПЭ в судебном заседании, в кабинете следователя). Подобный разнобой в названиях, хотя и укоренился прочно в экспертной практике, не соответствует закону, и его следует признать нежелательным. Если строго придерживаться требований процессуального законодательства, то психиатры-эксперты, проведшие СПЭ, должны составлять заключение эксперта-психиатра (при единоличной эксперти­зе) или заключение экспертов-психиатров (при комиссион­ной экспертизе).

Отнесение экспертного заключения к категории доказа­тельств по уголовным и гражданским делам обусловливает тре­бования, которые предъявляются к этому документу процессу­альным законом (ст. 191 УПК и ст. 77 ГПК).

Судебно-психиатрическое экспертное исследование обладает спецификой по сравнению с другими экспертизами. Согласно ведомственным методическим указаниям по составлению акта (заключения) судебно-психиатрической экспертизы данный до­кумент состоит из пяти частей: введение; сведения о прошлой жизни (анамнез испытуемого); описание физического, невро­логического и психического состояния; мотивировочная часть;

Приведенная пятизвенная структура обязательна для эксперт­ных заключений, составляемых после производства амбулатор­ных и стационарных судебно-психиатрических экспертиз в ме­дицинских учреждениях, а также для всех первичных и повтор­ных СПЭ испытуемого, где бы они ни проводились. При неко­торых видах экспертиз (например, дополнительных экспертиз, экспертиз в суде по делам, где экспертиза данного лица прово­дилась на предварительном следствии) допустимо отступление от подобной структуры заключения. Так, вызванный в суд один из членов экспертной комиссии, проводившей ранее СПЭ, мо­жет в своем заключении не повторять данных анамнеза, а лишь упомянуть, что они содержатся в прежнем заключении (акте). Если вызванному в суд эксперту для ответа на поставленные во­просы не потребовалось проводить новые исследования, то на­лицо не экспертиза, а допрос эксперта в суде. При этом экс­пертное заключение не составляется, а вопросы эксперту и его ответы заносятся в протокол судебного заседания.

Перечисление в экспертном заключении вопросов, постав­ленных на разрешение СПЭ, обязательно, поскольку экспертные выводы — это и есть ответы на упомянутые вопросы. В слу­чаях, когда смысл поставленных экспертам вопросов непонятен, они должны заявить ходатайство перед органом, назначившим экспертизу, предложив ему более четко сформулировать экс­пертное задание.

Вместе с тем, если эксперт (эксперты), проведя исследова­ние, установит обстоятельства, по поводу которых вопросы не ставились, то он вправе указать на подобные обстоятельства в своем заключении (ст. 191 УПК и ст. 77 ГПК). Это право, полу­чившее наименование права экспертной инициативы, реализуется при условии, что данные, самостоятельно устанавливаемые экс­пертом, не выходят за пределы его специальных познаний и от­носятся к делу, по которому проводится экспертиза.

В случаях, когда все вопросы, поставленные перед эксперта­ми, выходят за пределы их специальных познаний либо пред­ставленных материалов недостаточно для дачи заключения, экс­перты в письменной форме сообщают о невозможности дать за­ключение (ч. 1 ст. 82 УПК и ч. 3 ст. 76 ГПК).

Письменное сообщение эксперта о невозможности дать заклю­чение является процессуальным документом, который должен содержать вводную часть, аналогичную вводной части заключе­ния эксперта. Исследовательская часть присутствует в нем лишь при условии, что эксперты провели какие-то исследования, пока не убедились, что представленных им материалов недостаточно для формулирования окончательных выводов. В остальных слу­чаях эксперты приводят лишь подробные обоснования невоз­можности дать заключение. Не соответствует требованиям про­цессуального законодательства оформление сообщения о невоз­можности дать экспертное заключение в виде обычного письма, извещения, разъяснения и т.п.

Письменное заключение — единственная процессуальная форма для вывода эксперта. Протоколируемые ответы эксперта в ходе допроса (ст. 192 УПК РСФСР) разъясняют письменную часть заключения, но не заменяют его.

Заключение судебно-психологической экспертизы должно быть написано понятным языком, специальные термины долж­ны быть разъяснены. Важные моменты заключения — простота, убедительность, аргументированность и ясность.

Если ни на один из вопросов эксперт не мог ответить хотя бы частично, то составляется сообщение (акт) о невозможности дать заключение. Если эксперт частично ответил на поставленные вопросы, то невозможность дать ответы в полном объеме указывается и мотивируется в заключении (ст. 82 УПК).

Следует отметить, что эксперт дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность и в случаях, ко­гда экспертиза осуществляется сотрудником экспертного учреж­дения или иным должностным лицом, которому она поручена, органом, ее назначившим, или руководителем учреждения на основании постановления (определения) о назначении экспер­тизы. В заключении унитарной или комплексной, единоличной или комиссионной судебно-психологической экспертизы долж­ны быть выделены три части: вводная, исследовательская и за­ключительная. Отсутствие любой из них лишает заключение до­казательственной силы (ст. ст. 191, 288 УПК).

Это интересно:  Программа реновации пятиэтажек в Москве: законопроект, перечень домов под снос, график и сроки переселения, официальный сайт

В соответствии со ст. 191 УПК РСФСР и сложившейся экс­пертной практикой во вводной части судебно-психологической экспертизы указываются время начала и окончания экспертизы (число, месяц, год), место составления заключения, сведения об эксперте (фамилия, образование, специальность, ученая степень и звание, занимаемая должность). Тут же указывается правовое ос­нование для проведения судебно-психологической экспертизы — название процессуального документа, должностного лица или его вышестоящего органа, время и место вынесения процессуального документа. Место проведения судебно-психологической эксперти­зы может не совпадать с местом составления итогового документа. Поэтому в заключении должны быть отмечены место и время проведения экспериментально-психологического обследования, а также указаны лица, присутствовавшие при его проведении (сле­дователь, обвиняемый, подозреваемый и др.).

В распоряжение экспертов, как правило, предоставляются все необходимые материалы дела, правонарушитель, обвиняе­мый, свидетель, потерпевший, истец и др. В заключении должно быть указано, все ли материалы представлены экспертам, по возможности в обобщенном виде должен быть дан их перечень. Это имеет важнейшее значение, ибо если судебно-психологическая экспертиза проводится в начале или в середине предва­рительного следствия или судебного разбирательства, то пере­чень материалов может быть неполным.

В вводной части заключения указываются вопросы, постав­ленные перед экспертизой. Они излагаются в том порядке и форме, как указано в постановлении или определении о назна­чении экспертизы. На практике имеют место случаи постановки вопросов с неправильным употреблением специальных психо­логических терминов или использования понятий обыденной речи, которые могут иметь различное толкование. Этого допускать нельзя. При неясности содержания вопроса эксперт указы­вает в заключении, как он понимает тот или иной вопрос. Он вправе также обратиться к следователю с просьбой внести уточ­нения. Случается, что перед экспертами-психологами ставятся вопросы, относящиеся к сфере психиатрии, этики, юриспруден­ции. В этом случае эксперт не вправе менять формулировки во­просов, поставленных перед ним судом, следователем, судьей, другим должностным лицом.

Исследование психологических особенностей личности, си­туации, специфики осуществления трудовых функций и др. должно проводиться в соответствии с сущностью, а не только с формулировкой поставленного вопроса.

Экспертное заключение должно достаточно подробно отра­жать ход проведенных исследований, выявленные при этом при­знаки и их интерпретацию экспертом; какие объекты и каким исследованиям (посредством каких технических средств и мето­дов) подвергнуты; какие признаки в ходе исследований выявле­ны и как оценены; по каким вопросам и какие выводы сделаны. По мере необходимости в заключении фиксируются обстоятель­ства, которые с точки зрения сведущего лица способствовали преступлению (указываются в соответствии с заданием назна­чившего экспертизу или в порядке инициативы эксперта). Ст. 191 УПК предполагает требование описать примененные

экспертом средства и методы, охватывая это выражением «какие исследования произвел».

Оценка заключения эксперта — необходимое условие его ис­пользования для обоснования обвинительного акта, которым завершается предварительное следствие, и приговора суда. В основу этих важнейших процессуальных документов могут быть положены только такие экспертные заключения, состоятельность и достаточная обоснованность которых не вызывают никаких сомнений.

Применяются два метода оценки заключений экспертов. Один из них сводится к логическому анализу заключения, уяс­нению состоятельности примененных экспертом средств и мето­дов исследования, характера выявленных признаков и их роли в основании сделанных выводов. Другой метод состоит в оценке заключения в юридическом, процессуальном отношении, а так в свете всех других материалов дела. При пользовании первым методом критический анализ носит как бы внутренний характер, а при пользовании вторым — внешний характер. Внутренняя оценка ориентирует на уяснение правильности научных положений, которыми руководствовался эксперт (например, по­ложение об индивидуальности почерка). Внешняя оценка каса­ется использования экспертом современных достижений науки и техники, научной состоятельности примененных им техниче­ских средств и методов исследования, достаточности выявлен­ных признаков для определенного вывода, определения соответ­ствия исследовательской части заключения выводам.

При уяснении новой методики экспертного исследования целесообразно по возможности установить: кем, когда она раз­работана и рекомендована, как часто применяется, является ли общепризнанной, не ставится ли кем-либо под сомнение. По­лезно обратить внимание на соблюдение экспертом рекоменда­ции, согласно которой сначала должны применяться методы, не изменяющие объект исследования или изменяющие его в мини­мальной степени (например, с целью выявления уничтоженных рельефных знаков на металлическом предмете перед химиче­ским травлением применяется метод магнитной суспензии, не связанный с удалением поверхностного слоя металла).

Важно обратить внимание на то, облечены ли выводы экс­перта в надлежащую логическую форму, являются ли они ясны­ми и определенными.

При оценке результатов идентификационной экспертизы требуется уяснить, какое тождество устанавливается в выводе эксперта: индивидуальное или групповое? Экспертиза оценива­ется и с точки зрения полноты проведенного исследования, при этом проверяется, на все ли вопросы, поставленные перед экс­пертом, даны ответы и полностью ли использованы представ­ленные ему материалы.

Существенным элементом внутренней оценки является про­верка, оформлено ли заключение эксперта в соответствии с за­коном и отвечает ли его содержание требованиям ст. 191 УПК. Уяснению подлежит вопрос о том, не вышел ли эксперт за пре­делы своей компетенции, не обосновал ли выводы материалами дела, не относящимися к предмету экспертизы, не принял ли на себя решение правовых вопросов, относящихся к компетенции следователя и суда.

Внешняя оценка предполагает проверку, соблюдены ли в процессе назначения и проведения экспертизы права обвиняе­мого, установленные законом, ознакомлен ли он с постановле­нием о назначении экспертизы, удовлетворены ли его обосно­ванные ходатайства, возбужденные в связи с экспертизой, в ча­стности о постановке дополнительных вопросов и назначении повторного или дополнительного исследования, был ли он оз­накомлен с заключением и протоколом допроса эксперта (если допрос производился), проверялись ли его объяснения и заявле­ния, сделанные по ознакомлении с заключением.

Оценка заключения с внешней стороны включает проверку наличия в деле достаточных данных о компетентности эксперта с точки зрения решения поставленных перед ним вопросов (сведе­ния об образовании, стаже экспертной работы). Рекомендуется уяснить, отвечает ли эксперт требованию беспристрастности, не­заинтересованности в исходе дела, не участвует ли он в данном деле в ином процессуальном качестве, несовместимом со статусом эксперта, не состоит ли в родственных связях с обвиняемым, по­терпевшим, судьей, следователем, обвинителем, защитником, гражданским истцом или ответчиком (их представителями), не находится ли в служебной или иной зависимости от них.

Внешний анализ включает также проверку истинности выво­дов эксперта путем их сопоставления с другими материалами де­ла. Несоответствие экспертного заключения имеющимся в деле доказательствам ставит под сомнение его правильность и является серьезным поводом для назначения повторной экспертизы.

В связи с оценкой заключения необходимо строго различать понятия обоснованности и истинности выводов эксперта. В практике отмечены случаи, когда достаточно обоснованный экспертом вывод оказывался неистинным по вине лица, назна­чившего экспертизу. Причиной этого обычно являлось то, что образцы одного подозреваемого ошибочно приписывались дру­гому. Во избежание подобных недоразумений рекомендуется в каждом случае проверять, действительно ли используемые экс­пертом сравнительные образцы происходят из источника, ука­занного в постановлении о назначении экспертизы и удостоверительных надписях.

Заключительным этапом оценки экспертизы является опре­деление роли установленного экспертом факта в доказывании виновности или невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности, в решении вопроса о доказанности или недо­сказанности тех или иных обстоятельств дела.

В заключении судебно-психологической экспертизы могут приводиться формулы, графики, профили, математические по­казатели частных психологических особенностей и проявлений, а в отдельных случаях и итоговые показатели, например про­филя личности по MMPI.

Обоснование выводов в заключении содержит ссылки на: ре­зультаты исследований; выводы других экспертов, использован­ные в качестве исходных данных; материалы дела в пределах специальных познаний эксперта; справочные данные. Если экс­перт пользовался нормативными материалами, то следует ука­зать, какими именно, в том числе сослаться на правила произ­водства экспертизы отдельных видов.

В заключении экспертизы излагается психологическая харак­теристика личности подэкспертного. Иногда перед экспертом ставится вопрос не об особенностях личности в целом, а более конкретные вопросы — об особенностях эмоционально-волевой сферы, интеллекта, о специфике познавательных процессов и т.п. Необходимо отметить, что в любом случае особенности личности подэкспертного должны быть определены и описаны в заключении.

Если эксперты не смогли получить необходимую информа­цию о предмете исследования, то об этом, а также о причинах неполучения информации должно быть указано в заключении.

Исходя из схемы экспертного исследования, принятой в су­дебной экспертологии, в судебно-психологической экспертизе можно выделить аналитический и синтетический разделы иссле­довательской части. Первый связан с применением отдельных методов и фиксацией полученных с их помощью результатов, второй — с синтезом этих данных и описанием психических процессов, состояний и явлений интеллектуальной, эмоцио­нальной и волевой сфер личности.

В результативной (заключительной) части заключения судеб­но-психологической экспертизы даются ответы на поставленные вопросы, являющиеся одновременно выводами по экспертизе. Выводы формулируются в той последовательности, в которой были поставлены вопросы. Ответы должны соответствовать смыслу поставленных вопросов, формулироваться ясно и четко, быть утвердительными или отрицательными, не допускающими двусмысленностей и различных толкований. В случаях, когда дать точный ответ не представляется возможным или перед экс­пертами-психологами ставится вопрос, не входящий в их компе­тенцию, об этом должно быть прямо указано в заключении.

Известны случаи, когда перед судебно-психологической экс­пертизой ставятся юридические вопросы о наличии или отсутст­вии в момент совершения правонарушения сильного душевного волнения, вменяемости и дееспособности, о мотивах самоубий­ства, причинах правонарушения и т.п. Еще раз считаем нужным подчеркнуть, что эксперт-психолог не может давать юридиче­скую оценку явлениям и событиям, однако он может дать им психологическую оценку, охарактеризовать психологическое со­стояние подэкспертного, что послужит основанием для соответ­ствующего юридического решения. Такой ответ эксперта пред­почтительнее, чем указание в заключении экспертизы на то, что вопрос не входит в компетенцию экспертизы.

Заключение СПЭ может оцениваться и другими участниками уголовного процесса, которые могут ходатайствовать о проведе­нии повторной экспертизы. Все это говорит о том, что заключе­ние судебно-психологической экспертизы должно создавать возможность для проверки полученных ею данных следователем, судьей, другим полномочным органом, а также специалистами-психологами при проведении повторной экспертизы.

Эксперт может быть допрошен следователем или судом. Сле­дователь, суд, другой полномочный орган определяют обосно­ванность заключения и его значение в системе доказательств. Необоснованное заключение может быть отвергнуто. При этом назначается повторная экспертиза.

Кроме того, эксперт может по заданию органа, назначившего экспертизу, или по своей инициативе изложить в заключении причины и условия, способствовавшие совершению преступле­ния или правонарушения, выяснение которых требует специ­альных познаний.

В соответствии с ст. 193 УПК РСФСР заключение эксперта либо его сообщение о невозможности дать заключение предъяв­ляются обвиняемому.

Все справочные и сопоставительные таблицы, фотоиллюст­рации, акты, составленные экспертом и прилагаемые к заклю­чению, рассматриваются как составная часть заключения. При­общается также справка о расходах на экспертизу.

Как пишется «во избежание»?

во избежание или воизбежание

Слитно или раздельно?

Слово “во избежание” пишется раздельно, правописание производного предлога не подчиняется определенному правилу, написание следует запомнить – во избежание.

Во избежание” – это очень непростое словосочетание, оно называется в учебниках русского языка – наречное выражение. В школьной программе слово относится к производным предлогам. Ошибок в нем можно сделать несколько.

Это интересно:  Куда жаловаться на работодателя?

Кто-то пишет с дефисом – “во-избежание”, другое ошибочное написание – “во избежании”, еще один неправильный вид – “воизбежание”. Все три варианта будут ошибочны.

Слово “избежание” с предлогом “во” пишутся только отдельно и никак больше. Кроме того, окончание всегда заканчивается буквой “е”. Если у других сложных форм есть варианты правописания, то у “во избежание” их нет.

Поэтому, стоит запомнить, как правильно пишется “во избежание“, – раздельно и с гласной “е” на конце. К таким же словам относятся часто употребляемые предлоги “в течение”, “в заключение”.

  • Во избежание распространения инфекции по всему учреждению, часть групп закрыли.
  • Для овощей придумано столько рецептов, что во избежание путаницы, хозяйки создают свои книги кулинарного искусства.
  • Обычно начальник создавал свою книгу записи посетителей, во избежание ошибок и недоразумений, но в этот раз он доверил это своему компаньону.
  • Во избежание дедлайна, Артем всегда старался выполнять работу заранее.
  • Во избежание конфликтов, иногда лучше промолчать.

А вы знаете..

Какой из вариантов правильный?
(по статистике прошлой недели только 41% ответили правильно)

Не понравилось? — Напиши в комментариях чего не хватает.

По многочисленным просьбам теперь можно: сохранять все свои результаты, получать баллы и участвовать в общем рейтинге.

  1. 1. Евгений Курцер 78
  2. 2. Амир Жолмухамбетов 55
  3. 3. Герман Самсонкин 54
  4. 4. Юля Салаватова 53
  5. 5. Артём Абрамов 46
  6. 6. Влада Телегина 37
  7. 7. Алина Гафиатуллина 35
  8. 8. Марина Тугаринова 32
  9. 9. Василий Виноградов 29
  10. 10. Максим Созонов 29
  1. 1. Ramzan Ramzan 6,316
  2. 2. Елизавета Анчербак 5,056
  3. 3. Iren Guseva 4,925
  4. 4. Денис Христофоров 4,875
  5. 5. admin 3,870
  6. 6. Анастасия Гудяева 3,722
  7. 7. Александра Люханчикова 3,122
  8. 8. Мухаммад Амонов 3,084
  9. 9. Олег Чувилин 2,832
  10. 10. Евгения Демчич 2,661

Самые активные участники недели:

  • 1. Виктория Нойманн — подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 2. Bulat Sadykov — подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 3. Дарья Волкова — подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.

Три счастливчика, которые прошли хотя бы 1 тест:

  • 1. Наталья Старостина — подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 2. Николай З — подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.
  • 3. Давид Мельников — подарочная карта книжного магазина на 500 рублей.

Карты электронные(код), они будут отправлены в ближайшие дни сообщением Вконтакте или электронным письмом.

Рейтинг топ блогов рунета

Yablor.ru — рейтинг блогов рунета, автоматически упорядоченных по количеству посетителей, ссылок и комментариев.

Фототоп — альтернативное представление топа постов, ранжированных по количеству изображений. Видеотоп содержит все видеоролики, найденные в актуальных на данных момент записях блогеров. Топ недели и топ месяца представляют собой рейтинг наиболее популярных постов блогосферы за указанный период.

В разделе рейтинг находится статистика по всем блогерам и сообществам, попадавшим в основной топ. Рейтинг блогеров считается исходя из количества постов, вышедших в топ, времени нахождения поста в топе и занимаемой им позиции.

Во избежание недоразумений

miss_tramell — 08.08.2011 &#8212 Фото Как думаете, что это?

Правильно: моя жопа. Скажу больше: это единственная жопа на свете, которая меня интересует. The only one.

А это – единственный живот, состояние которого мне небезразлично:

Единственнее не бывает.

Единственные колени, которые меня откровенно ебут:

А на этой фотографии хорошо видны и живот, и колени, которыми я готова заниматься и которые готова изучать сутки напролет:

Так какого хера вы обременяете меня своими брюхами, ляжками и суставами? Причем так массово, с энтузиазмом толпы. Что заставляет вас думать, что мне нравится копаться в ваших килограммах? Посты про фитнес? Посты, в которых я разрешаю вам у меня что-то спросить? Так то – отдельные посты, в которых я черным по белому: «С вопросами – велкам!»

А вы, блять, как паломники: «Лена, иже еси, скажи, что делать?» К каждому посту. Без звонка. «Личку» так, вообще, засрали. Охуели, что ли?

Возмущает ваша лень. О каком красивом теле с вами можно вести диалог, когда вам элементарно лень открыть тот же самый «гугл», вбить вопрос и методично пойти по ссылкам, отделяя зерна от плевел. Вам лень найти источники, заслуживающие доверия. Вам лень в себе копаться. Вам проще написать: «Лена, через сколько можно жрать после пробежки?» и на том успокоиться, посчитав себя причастными к фитнесу, а по сути – наплевав на себя.

Только вдумайтесь: вы задаете мне серьезнейшие вопросы, касающиеся своего здоровья. Вы просите совета о том, как тренироваться с больными суставами или аритмией. Вы хотите, чтобы я рассказала вам, как скинуть сколько-то там килограммов, а я даже не в курсе, сколько вам лет и есть ли у вас гастрит. Вы действительно мне настолько доверяете?

В таком случае, вы – идиоты. Я вам что – тренер по фитнесу международного класса? Да даже если и так! Просить инструкций относительно своего тела и здоровья дистанционно – верх безумия!

Я вижусь со своим тренером 3 раза в неделю. Я его долго искала и прежде чем к нему пойти, полгода наблюдала за тем, как он тренирует. У моего тренера — специальное образование и большой опыт работы за плечами. Более того, я дружу с ним и с его женой. И тем не менее, ни одной его рекомендации я не следую слепо. Я критически подхожу ко всему, что мне советует Ден, хоть он мне все разжевывает, объясняет, почему мы делаем то, а не это. Между тренировками я много читаю, чтобы понять: а зачем мне это? А почему так? А, может, лучше эдак? Прихожу к тренеру, уже напичканная знаниями и готовая разговаривать с ним на одном языке.

Именно такой подход позволил мне выбрать по-настоящему крутого тренера, а не заниматься у гламурного пидора в дорогом клубе, вылизывающего у клиенток в плюшевых «Ричмондах» их эго. Мне нужен был грамотный тренер, который помог бы вернуть прежнее тело (ключевое слово — «помог», а не «вернул»), а не психотерапевт, притупляющий мои комплексы.

От меня вы чего ждете? Советов, которые приведут вас к телу мечты?

Хотите честно? По факту вы получаете от меня либо дежурные комплименты, типа «Респект!» (это если я в добром расположении духа), либо морально по ебалу (это если вы меня заебали). Мне вы и ваши жопы – откровенно до жопы, но один совет (действительно дельный) я вам дам: «Доверяй, но проверяй».

В фитнесе очень важно найти человека, которому вы будете доверять, и при этом не скатиться в слепое доверие. Даже самый грамотный и опытный тренер не будет думать о вас 24 часа в сутки. Он, может, вчера тачку стукнул, и, говоря вам, что делать, сейчас не с вами. Везде есть человеческий фактор, и фитнес – не исключение. Однако здесь вы можете (и должны) свести его к минимуму, взяв процесс управления в свои руки.

Когда вы в самолете, вам остается полагаться на пилота, диспетчера и бога, а в деле построения собственного тела пилотом должны быть только вы, даже если у вас – лучший в мире тренер, и вы регулярно читаете мой блог.

На будущее: впредь я буду игнорировать «ленивые» вопросы, типа «Я делал то-то и то-то, но никак не получается набрать мышечную массу. Что делать?» Буду отвечать только тем, кто поработал, прочел специальные статьи, опробовал что-то на себе, а не пизданул херню в воздух лишь бы пиздануть. Я готова к диалогу с людьми, нацеленными на результат, а не на попиздеть.

Надеюсь, доходчиво. Ну, а теперь: с вопросами – велкам!

ЗЫ! А еще меня осаждают безрукие мастурбаторы, предлагающие за пиар какого-то модельера «две абсолютно любые футболки абсолютно бесплатно». Идите на хуй. Я вас не знаю и знать не хочу.

Как писать правильно «во избежание» или «во избежании»?

Слово «во избе­жа­ние» пишет­ся раз­дель­но с пред­ло­гом и с бук­вой «е» в кон­це.

Чтобы выбрать, как писать пра­виль­но «во избе­жа­ние» или «во избе­жа­нии», с бук­вой «е» или «и», выяс­ним, как оно обра­зо­ва­но, часть речи и грам­ма­ти­че­скую фор­му.

Часть речи слова «во избежание»

В рус­ской грам­ма­ти­ке суще­ству­ет целый пласт про­из­вод­ных оты­мён­ных пред­ло­гов:

  • в тече­ни е дня;
  • в про­дол­же­ни е года;
  • в заклю­че­ни е докла­да;
  • в отли­чи е от него.

В этот пере­чень доба­вим суще­стви­тель­ное в падеж­ной фор­ме «во избе­жа­ние», кото­рое попол­ни­ло ряд про­из­вод­ных пред­ло­гов:

Во избе­жа­ние недо­ра­зу­ме­ний про­верь весь текст еще раз.

Во избе­жа­ние (чего?) недо­ра­зу­ме­ний.

Этот пред­лог упо­треб­ля­ет­ся с суще­стви­тель­ным в фор­ме роди­тель­но­го паде­жа и состав­ля­ет с ним еди­ное целое как член пред­ло­же­ния.

Правописание слова «во избежание»

Рассматриваемый про­из­вод­ный оты­мён­ный пред­лог с грам­ма­ти­че­ской точ­ки зре­ния пред­став­ля­ет собой фор­му вини­тель­но­го паде­жа неоду­шев­лен­но­го суще­стви­тель­но­го, от кото­ро­го был обра­зо­ван.

Во избежа́ние оши­бок еще раз про­чи­тай напи­сан­ное.

Во избежа́ние адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти дей­ствуй­те стро­го по инструк­ции.

Во избежа́ние пре­ду­пре­жде­ния не нару­шай­те ука­за­ний дирек­ции пред­при­я­тия.

Все при­ве­ден­ные выше пред­ло­ги пишут­ся раз­дель­но с «в» («во») и с бук­вой «е» в кон­це, кро­ме пред­ло­га «вслед­ствие», кото­рый име­ет слит­ное напи­са­ние:

Вследстви е снеж­ных зано­сов маши­на здесь не про­едет.

Написание производных предлогов с буквой «и»

Отличаем их напи­са­ние от про­из­вод­ных пред­ло­гов с бук­вой «и» в кон­це:

  • в соот­вет­стви и с ука­за­ни­ем;
  • по окон­ча­ни и кур­сов;
  • на про­тя­же­ни и бесе­ды;
  • по исте­че­ни и сро­ка;
  • в срав­не­ни и с ней;
  • по при­бы­ти и на вок­зал;
  • по про­ис­ше­стви и доста­точ­но­го вре­ме­ни.

Эти пред­ло­ги обра­зо­ва­ны от фор­мы пред­лож­но­го паде­жа суще­стви­тель­ных сред­не­го рода на -ие:

  • про­тя­же­ни е — (на чем?) на про­тя­же­ни идня;
  • исте­че­ни е — по исте­че­ни и меся­ца;
  • срав­не­ни е — в срав­не­ни ис этим.

На про­тя­же­нии пути нам не встре­ти­лось ни одной дерев­ни.

По исте­че­нии сро­ка год­но­сти не упо­треб­ляй­те молоч­ные про­дук­ты.

По про­ис­ше­ствии двух часов после штор­ма на бере­гу появи­лись пер­вые отды­ха­ю­щие.

По при­бы­тии на место мы заре­ги­стри­ро­ва­лись.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, studfiles.net, obrazovaka.ru, yablor.ru, russkiiyazyk.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector