+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Возведение антенно-мачтового сооружения на кровле дома возможно лишь с согласия всех собственников помещений

Содержание

Права собственника жилого помещения в многоквартирном доме, находящемся в долевой собственности, нарушенные в результате неправомерного использования одним из сособственников общего имущества жилого дома, могут быть защищены путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.

В. обратился в суд с иском к акционерному обществу об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, указав, что собственником нежилого помещения в многоквартирном жилом доме (обществом) в коммерческих целях на кровле этого жилого дома установлено телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи. При этом в нарушение закона согласие собственников квартир в жилом доме получено не было; на внеочередном общем собрании собственников помещений жилого дома большинством голосов принято решение против передачи кровли дома в пользование общества. Полагая, что ответчиком нарушено его право как собственника квартиры в том же доме на распоряжение долей в общей собственности на общее имущество, В. просил возложить на него обязанность осуществить снос (полную разборку) антенн приемно-передающего оборудования связи, антенно-мачтового устройства с оттяжками, металлоконструкции, размещенных на кровле подъезда и машинного отделения лифта дома.

Решением суда первой инстанции исковые требования В. удовлетворены.

Апелляционным определением указанное решение отменено. Принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по кассационной жалобе В. отменила состоявшееся по делу апелляционное определение, направив дело на новое апелляционное рассмотрение, по следующим основаниям.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в силу положений п. 1 ст. 246 ГК РФ и п. 2 ст. 36 ЖК РФ ответчик до установки на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения был обязан получить на это согласие собственников помещений, в том числе истца. Исследовав представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу, что такое согласие ответчиком получено не было, что подтверждается в том числе протоколом собрания собственников помещений в многоквартирном доме, который ответчиком в установленном порядке не обжалован.

Судом первой инстанции также было учтено, что разрешение на строительство спорного объекта, утвержденное органами местного самоуправления, имело разрешительный характер при условии получения согласия собственников многоквартирного дома, а также предоставления положительных заключений органов государственного надзора. Однако органы Госсанэпиднадзора не дали заключение о соответствии СанПиН размещения спутниковой приемно-передающей станции в принадлежащем ответчику помещении, поскольку после разработки проекта данной станции требовалось согласование размещения санитарных зон санитарной охраны до детского сада и родильного отделения, расположенных на границе территории названного дома, и при рассмотрении дела ответчиком такое согласование представлено не было.

Поскольку при строительстве оборудования КСКПТ в составе спутниковой приемно-передающей станции и телекоммуникационного оборудования не были соблюдены права третьих лиц — собственников помещений в многоквартирном жилом доме, в том числе истца, суд пришел к выводу о необходимости обязать ответчика осуществить снос сооружения.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции указал, что как истец, так и ответчик обладают равными правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома лично и совместно с другими собственниками помещений данного дома, разрешение споров между сособственниками общего имущества в многоквартирном доме об использовании общего имущества к компетенции общего собрания не относится, истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права. Суд второй инстанции также указал, что судом не применена ст. 247 ГК РФ, устанавливающая порядок разрешения споров между собственниками имущества, находящегося в долевой собственности.

Между тем в соответствии с положениями ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Истцом избран способ защиты своего права путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.

В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Данная правовая позиция изложена в Постановлении от 29 апреля 2010 г. Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

В. является собственником жилого помещения в многоквартирном доме, и ему в силу ст. 36 ЖК РФ принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, использованное ответчиком для своих нужд.

Поскольку В. полагал, что возведением антенно-мачтового сооружения на кровле дома нарушаются его права как сособственника общего имущества, вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права, является неправильным.

Какой способ защиты прав В., по мнению суда апелляционной инстанции, является надлежащим, в обжалуемом судебном постановлении указано не было.

Согласно п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

При рассмотрении дела было установлено, что при возведении антенно-мачтового сооружения на кровле дома ответчиком не было достигнуто соглашение со всеми участниками долевой собственности на общее имущество многоквартирного дома, в судебном порядке данный вопрос также ранее не разрешался.

Таким образом, хотя ответчик и обладал равными с другими собственниками правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома, однако реализация данного права обусловлена необходимостью достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности. Данное обстоятельство судом апелляционной инстанции во внимание принято не было.

Несостоятелен и довод ответчика о том, что ввиду принадлежности ему существенной доли в общей долевой собственности он мог пользоваться общим имуществом многоквартирного дома по своему усмотрению, поскольку законом установлен специальный порядок для осуществления сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.

Кроме того, сославшись на то, что судом первой инстанции не были применены положения ст. 247 ГК РФ, вышестоящий суд при вынесении нового решения также не применил данную норму права.

При рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

Таким образом, действиями ответчика по размещению на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения без соблюдения вышеприведенных требований законодательства, а также продолжающейся его эксплуатацией нарушены права истца как сособственника общего имущества многоквартирного дома, находящегося в долевой собственности, что было оставлено без внимания судом апелляционной инстанции.

Приведенным выше обстоятельствам судом апелляционной инстанции при вынесении нового решения оценка дана не была.

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года» (Пункт 3).

О правомерности размещения антенн и оборудования на крыше многоквартирного дома — определение Верховного суда РФ от 25.12.2012 г. №69-КГ12-6

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25.12.2012 г. №69-КГ12-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Горшкова В.В.,
судей Гетман Е.С., Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Воропаева С.Л. к открытому акционерному обществу «Югрател» (ОАО «Югрател») об устранении нарушений права, не связанного с лишением владения, по кассационной жалобе Воропаева С.Л. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10 апреля 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя ОАО «Югрател» Фомину А.С., возражавшую против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Воропаев С.Л. обратился в суд с названным иском, указывая, что собственником нежилого помещения № . дома № . микрорайона г. . (ОАО «Югрател») в коммерческих целях на кровле многоквартирного жилого дома установлено телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи. При этом в нарушение закона согласие собственников квартир в жилом доме получено не было; 11 февраля 2011 г. на внеочередном общем собрании собственников помещений жилого дома большинством голосов принято решение против передачи кровли дома в пользование ОАО «Югрател». Полагая, что ответчиком нарушено его право как собственника квартиры № . в том же доме, на распоряжение долей в общей собственности на общее имущество, просил возложить обязанность на ОАО «Югрател» осуществить снос (полную разборку) антенн приемо-передающего оборудования связи, антенно-мачтового устройства с оттяжками, металлоконструкции, размещенных на кровле подъезда № . и машинного отделения лифта дома № . го микрорайона г. .

Решением Няганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа от 19 декабря 2011 г. исковые требования Воропаева С.Л. удовлетворены, на ОАО «Югрател» возложена обязанность осуществить снос антенн приемо-передающего оборудования связи, антенно-мачтового устройства с оттяжками, металлоконструкции, размещенных на кровле подъезда № . и машинного отделения лифта дома № . во . микрорайоне г. .

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10 апреля 2012 г. решение Няганского городского суда от 19 декабря 2011 г. отменено. Принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Определением Няганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 15 июня 2012 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 7 августа 2012 г., с Воропаева С.Л. в пользу ОАО «Югрател» взысканы судебные расходы по оплате проезда и государственной пошлины в сумме . руб.

В кассационной жалобе Воропаева С.Л. поставлен вопрос о передаче ее с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 31 октября 2012 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в силу положений п. 1 ст. 246 ГК Российской Федерации и ч. 2 ст. 36 ЖК Российской Федерации ответчик до установки на крыше многоквартирного жилого дома № . по адресу: г. . -ой микрорайон, антенно-мачтового сооружения был обязан получить на это согласие собственников помещений, в том числе истца. Исследовав представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК Российской Федерации, суд пришел к выводу, что такое согласие ответчиком получено не было, что подтверждается, в том числе, протоколом собрания собственников помещений в многоквартирном доме от 11 февраля 2011 г., который ответчиком в установленном порядке не обжалован.

Также судом первой инстанции было учтено, что разрешение на строительство спорного объекта № 141 от 17 октября 2005 г., утвержденное заместителем мэра г. Нягани М. имело разрешительный характер при условии получения согласия собственников многоквартирного дома, а также предоставления положительных заключений органов государственного надзора. Однако 3 июля 2003 г. Центр Госсанэпиднадзора г. Нягани не дал заключения о соответствии СанПиН размещения спутниковой приемо-передающей станции в квартире № . дома № . го микрорайона г. . поскольку требовалось после разработки проекта данной станции согласование размещения санитарных зон санитарной охраны до детского сада и родильного отделения, расположенных на границе территории названного дома, и при рассмотрении дела ответчиком такого согласования представлено не было.

Это интересно:  Алименты от мужчины, не признающего своего отцовства

Поскольку при строительстве оборудования КСКПТ в составе спутниковой приемо-передающей станции Югра-ПМ и телекоммуникационного оборудования не были соблюдены права третьих лиц — собственников помещений в многоквартирном жилом доме, в том числе истца, суд пришел к выводу о необходимости обязать ответчика осуществить снос сооружения.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры указала, что как истец, так и ответчик обладают равными правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома лично и совместно с другими собственниками помещений данного дома, разрешение споров между сособственниками общего имущества в многоквартирном доме об использовании общего имущества к компетенции общего собрания не относится, истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права. Также суд апелляционной инстанции указал, что судом не применена ст. 247 ГК Российской Федерации, устанавливающая порядок разрешения споров между собственниками имущества, находящегося в долевой собственности.

Между тем, Судебная коллегия находит, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10 апреля 2012 г. принято с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 196 ГПК Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Истцом избран способ защиты своего права путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.

В силу ст. 304 ГК Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Данная правовая позиция изложена в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Воропаев С.Л. является собственником жилого помещения в многоквартирном доме № . го микрорайона г. . и ему в силу ст. 36 ЖК Российской Федерации принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, использованное ответчиком для своих нужд.

Поскольку Воропаев С.Л. полагал, что возведением антенно-мачтового сооружения на кровле дома нарушаются его права как сособственника общего имущества, нельзя согласиться с выводом суда апелляционной инстанции о том, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права.

Какой способ защиты прав Воропаева С.Л., по мнению судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, является надлежащим, в обжалуемом судебном постановлении указано не было.

Как указывается в п. 1 ст. 247 ГК Российской Федерации, владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

При рассмотрении дела было установлено, что при возведении антенно-мачтового сооружения на кровле дома ОАО «Югрател» не было достигнуто соглашение со всеми участниками долевой собственности на общее имущество многоквартирного дома, в судебном порядке данный вопрос также ранее не разрешался.

Таким образом, хотя ответчик и обладает равными с другими собственниками правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома, однако реализация данного права обусловлена необходимостью достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности. Данное обстоятельство судом апелляционной инстанции во внимание принято не было.

Нельзя согласиться с доводом ответчика о том, что в виду принадлежности ему существенной доли в общей долевой собственности, он мог пользоваться общим имуществом многоквартирного дома по своему усмотрению, поскольку законом установлен специальный порядок для осуществления сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.

Кроме того, сославшись, что судом первой инстанции не были применены положения ст. 247 ГК Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры при вынесении нового решения также не применила данную норму права.

При рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

Таким образом, действиями ответчика по размещению на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения без соблюдения вышеприведенных требований законодательства, а также продолжающейся его эксплуатацией нарушены права истца как сособственника общего имущества многоквартирного дома, находящегося в долевой собственности, что было оставлено без внимания судом апелляционной инстанции.

Приведенным выше обстоятельствам судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры при вынесении нового решения оценка дана не была.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебного постановления.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10 апреля 2012 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10 апреля 2012 г. отменить, передать дело на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры.

Председательствующий
Горшков В.В.
Судьи
Гетман Е.С.
Момотов В.В.

///
Пояснения к документу:

По ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников.

Если согласие не достигнуто, такой порядок устанавливается судом.

По ЖК РФ доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме пропорциональна размеру площади помещения, принадлежащего собственнику.

Исходя из этих норм, каждый такой собственник обладает равными с другими собственниками правами владеть, пользоваться и распоряжаться подобным имуществом (например, кровлей дома).

При этом реализация данного права обусловлена необходимостью достигнуть соглашение между всеми участниками долевой собственности.

Поэтому вывод о том, что собственник, которому принадлежит существенная доля в общей долевой собственности, может пользоваться таким имуществом многоквартирного дома по своему усмотрению, ошибочен.

Законом установлен специальный порядок для реализации сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома.

Такой порядок не зависит от размера доли, принадлежащей собственнику.

Источник: Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ

В. обратился в суд с иском к акционерному обществу об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, указав, что собственником нежилого помещения в многоквартирном жилом доме (обществом) в коммерческих целях на кровле этого жилого дома установлено телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи. При этом в нарушение закона согласие собственников квартир в жилом доме получено не было; на внеочередном общем собрании собственников помещений жилого дома большинством голосов принято решение против передачи кровли дома в пользование общества. Полагая, что ответчиком нарушено его право как собственника квартиры в том же доме на распоряжение долей в общей собственности на общее имущество, В. просил возложить на него обязанность осуществить снос (полную разборку) антенн приемно-передающего оборудования связи, антенно-мачтового устройства с оттяжками, металлоконструкции, размещенных на кровле подъезда и машинного отделения лифта дома.

Решением суда первой инстанции исковые требования В. удовлетворены.

Апелляционным определением указанное решение отменено. Принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по кассационной жалобе В. отменила состоявшееся по делу апелляционное определение, направив дело на новое апелляционное рассмотрение, по следующим основаниям.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в силу положений п. 1 ст. 246 ГК РФ и п. 2 ст. 36 ЖК РФ ответчик до установки на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения был обязан получить на это согласие собственников помещений, в том числе истца. Исследовав представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67″ ГПК РФ, суд пришел к выводу, что такое согласие ответчиком получено не было, что подтверждается в том числе протоколом собрания собственников помещений в многоквартирном доме, который ответчиком в установленном порядке не обжалован.

Судом первой инстанции также было учтено, что разрешение на строительство спорного объекта, утвержденное органами местного самоуправления, имело разрешительный характер при условии получения согласия собственников многоквартирного дома, а также предоставления положительных заключений органов государственного надзора. Однако органы Госсанэпиднадзора не дали заключение о соответствии СанПиН размещения спутниковой приемно-передающей станции в принадлежащем ответчику помещении, поскольку после разработки проекта данной станции требовалось согласование размещения санитарных зон санитарной охраны до детского сада и родильного отделения, расположенных на границе территории названного дома, и при рассмотрении дела ответчиком такое согласование представлено не было.

Поскольку при строительстве оборудования КСКПТ в составе спутниковой приемно-передающей станции и телекоммуникационного оборудования не были соблюдены права третьих лиц — собственников помещений в многоквартирном жилом доме, в том числе истца, суд пришел к выводу о необходимости обязать ответчика осуществить снос сооружения.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции указал, что как истец, так и ответчик обладают равными правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома лично и совместно с другими собственниками помещений данного дома, разрешение споров между сособственниками общего имущества в многоквартирном доме об использовании общего имущества к компетенции общего собрания не относится, истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права. Суд второй инстанции также указал, что судом не применена ст. 247 ГК РФ, устанавливающая порядок разрешения споров между собственниками имущества, находящегося в долевой собственности.

Между тем в соответствии с положениями ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Истцом избран способ защиты своего права путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.

В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Данная правовая позиция изложена в Постановлении от 29 апреля 2010 г. Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

В. является собственником жилого помещения в многоквартирном доме, и ему в силу ст. 36 ЖК РФ принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, использованное ответчиком для своих нужд.

Поскольку В. полагал, что возведением антенно-мачтового сооружения на кровле дома нарушаются его права как сособственника общего имущества, вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права, является неправильным.

Какой способ защиты прав В., по мнению суда апелляционной инстанции, является надлежащим, в обжалуемом судебном постановлении указано не было.

Согласно п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

При рассмотрении дела было установлено, что при возведении антенно-мачтового сооружения на кровле дома ответчиком не было достигнуто соглашение со всеми участниками долевой собственности на общее имущество многоквартирного дома, в судебном порядке данный вопрос также ранее не разрешался.

Таким образом, хотя ответчик и обладал равными с другими собственниками правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома, однако реализация данного права обусловлена необходимостью достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности. Данное обстоятельство судом апелляционной инстанции во внимание принято не было.

Несостоятелен и довод ответчика о том, что ввиду принадлежности ему существенной доли в общей долевой собственности он мог пользоваться общим имуществом многоквартирного дома по своему усмотрению, поскольку законом установлен специальный порядок для осуществления сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.

Это интересно:  Займ Отличные Наличные: официальный сайт, отзывы

Кроме того, сославшись на то, что судом первой инстанции не были применены положения ст. 247 ГК РФ, вышестоящий суд при вынесении нового решения также не применил данную «норму» права.

При рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.

Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.

Таким образом, действиями ответчика по размещению на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения без соблюдения вышеприведенных требований законодательства, а также продолжающейся его эксплуатацией нарушены права истца как сособственника общего имущества многоквартирного дома, находящегося в долевой собственности, что было оставлено без внимания судом апелляционной инстанции.

Приведенным выше обстоятельствам судом апелляционной инстанции при вынесении нового решения оценка дана не была.

Источник: Обзор судебной практики Верховного суда РФ за четвертый квартал 2012 года

Деньги на крыше

На этот важный для очень многих жильцов многоэтажек вопрос ответил Верховный суд, когда занялся иском обеспокоенного гражданина. Этот человек отправился в суд с жалобой на крышу своего дома.

Сегодня в наших городах, особенно больших, трудно найти свободную крышу. Если раньше единственными ее обитателями были разве что голуби да кошки, то теперь их уверенно сменили огромные рекламные щиты, непонятные антенны и прочие интересные сооружения.

Большинство граждан, которые живут в таких «достроенных» домах, знают, что если они собственники, то им принадлежат кроме личных квадратных метров еще и так называемая общая территория. Это подъезды, подвалы и, конечно, — крыша дома. Все это дополнительное добро называется в законе общедомовой долевой собственностью жильцов. То есть все это имущество принадлежит жильцам-собственникам в равных долях, хотя эти доли и не выделены.

Чтобы занять «общинные» квадратные метры, нужно заручиться согласием всех остальных собственников. Во всяком случае, так говорит закон. Но вариантов обойти закон — великое множество, поэтому мнение Верховного суда по конкретному делу может оказаться крайне полезным для всех, кто живет в многоквартирном доме с «украшением» на крыше.

Итак, гражданин обратился в районный суд с иском к некой фирме. Человека не устраивало гигантское оборудование, сооруженное на крыше его дома фирмой, которая была собственником помещения в его же доме. Коммерсант, хозяин фирмы, установил на крыше, как записано в документах суда, «телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи». Построено все было, как сказано в тех же документах, — не для личного использования, а в коммерческих целях. Собственники квартир, увидев, что выросло у них над головой, собрали общее собрание жильцов и единогласно проголосовали — убрать станцию с крыши.

Один из них даже взял на себя труд снести, как записано в иске, «антенно-приемо-передающего оборудование связи, антенно-мачтового устройство с оттяжками и металлоконструкции». Но перед сносом все же решил сходить в суд, подкрепить решение собрания судебным вердиктом.

Все огромное сооружение возвышалось на крыше, кровле подъезда и даже на машинном отделении лифта дома. Районный суд с иском мужчины согласился целиком и полностью. Но праздновать победу было рано. Бизнесмен опротестовал неудобный для себя вердикт. Вторая — апелляционная инстанция решение в пользу жильца отменила и встала на сторону фирмы. Вот тогда жилец дошел до Верховного суда.

Судебная колегия по гражданским делам Верховного суда, пересмотрев дело, заявила: районный суд разобрал иск законно, а вот апелляция приняла неправильное решение. Верховный суд так обосновал свой вывод.

Районный суд, вынося решение, опирался на Гражданский кодекс (статья 246) и Жилищный кодекс (статья 36). В них говорится, что коммерсант, собираясь устанавливать на крыше оборудование, обязан был на это получить согласие собственников квартир в доме, в том числе и истца. Но, как установил районный суд, такого согласия получено не было, что подтверждается протоколом общего собрания жильцов. Кстати, этот протокол ответчик получил сразу после собрания, но не обжаловал его в законном порядке. Точнее выразиться, вообще на него не отреагировал.

А еще районный суд сказал, что разрешение на строительство спорного объекта на крыше было утверждено органами местного самоуправления. Но в этом разрешении были условия, при котором оно действительно. Так, в разрешении сказано, что начать работы можно лишь при получении согласия собственников квартир, а еще нужно было получить положительное заключение на объект от органов санэпиднадзора. Такое согласование коммерсант даже получать не стал.

Вывод районного суда: раз не соблюдены права так называемых третьих лиц, собственников квартир в доме, спутниковую станцию и телекоммуникационное оборудование на крыше надо снести.

А вот что сказала вторая апелляционная инстанция, отменяя решение районного суда по жалобе коммерсанта. Да, у истца есть права в общей собственности, но такие же права есть и у коммерсанта, ведь у него имеется помещение в собственности в этом же доме. Значит, истец и ответчик имеют равные права владеть, пользоваться и распоряжаться крышей. По мнению второй судебной инстанции, коммерсант использовал оборудование «для собственных нужд», на что имел право.

Верховный суд подчеркнул: по 247 статье Гражданского кодекса владение и пользование общим имуществом в таких домах возможно только по согласованию всех участников, а если согласия нет, то надо идти в суд. Согласия, и это подчеркнуто всеми судами, достигнуть бизнесмену с жильцами не удалось.

Отмел Верховный суд и аргумент ответчика, что раз ему принадлежит большое помещение, то есть у него большая доля собственности, чем у соседей, значит он мог пользоваться общественным имуществом по своему усмотрению. Главный суд страны специально подчеркнул в решении: законом установлен специальный порядок для осуществления сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.

А буквально на днях незаконный монтаж рекламной конструкции на крыше дома едва не привел к обрушению кровли в одном из домов в центре Москвы. Оказалось, что, не получив никакого разрешения от городских властей и жильцов, рабочие начали монтировать в здание тяжелые железные конструкции, очевидно, предназначенные для установки большого рекламного щита.

Строители пробили крышу насквозь, квартиры на последних этажах девятиэтажки начало заливать. Проверка показала, что бетон на крыше покрылся трещинами, а бетонные балки прогнулись под весом железных конструкций. Мосжилинспекция предписала демонтировать «нелегальные» конструкции, а управе района поручено взять демонтаж на особый контроль. Жильцы собрались в суд.

Суд обязан установить факт соблюдения градостроительных или строительных норм.

Несоблюдение, даже незначительное, может быть основанием для удовлетворения исков, если нарушается право собственности истца. Кстати, ответчик заявлял в своих возражениях, что антенно-мачтовое сооружение не является строительным объектом, поэтому к нему нельзя применять нормы Градостроительного кодекса.

Да, согласился с таким утверждением высший суд, но это совсем не значит, что не надо соблюдать санитарно-эпидемиологические правила.

Тегеранские крыши можно увидеть еще из иллюминатора приземляющегося лайнера. И сразу заставляют призадуматься: а почему они такие плоские? Да потому, что так строили до войны. Многие дома еще той, довоенной постройки, дожили и до наших дней. Только жильцы в них другие.

А традиции — прежние. Торжественные события отмечаются именно на крыше. Особенно любили и любят отмечать на крышах свадьбы. Жених и невеста вместе с родными покрывают крышу мягкими персидскими коврами. Устанавливают столики с яствами — сейчас никакого алкоголя и просторная площадка для множества гостей готова. Иногда туда, наверх, приглашают даже оркестр. Для нас, иностранцев, не совсем привычно. А иранцам — очень даже нравится.

Именно так, на крыше с сотней гостей и с двумя оркестрами, рассказывал мне покойный ныне Герой Советского Союза Геворк Вартанян, происходило его бракосочетание с Гоар. Брак, заключенный поближе к небесам, оказался счастливым и продлился 66 лет.

Немало крыш, приспособленных под теннисные корты, бассейны, мини-стадионы и даже целые сады видел я во Франции и в США. Правда, в домах с такими огромными крышами, живут в основном богатые или очень богатые. Например, на крыше одного из старинных зданий, окружающей парижскую Эспланаду Инвалидов, настоящий цветущий сад, да еще со статуями. Мне объяснили: сад высадил месье Бельмондо — скульптор и отец знаменитого актера Жан-Поля. Что ж, садам цвести, пусть и на крыше.

Деньги на крыше
Верховный суд подтвердил права жильцов на общую собственность

Какие права есть у собственников квартир в жилом доме, если у них на крыше установлено разнообразное оборудование?

На этот важный для очень многих жильцов многоэтажек вопрос ответил Верховный суд, когда занялся иском обеспокоенного гражданина. Этот человек отправился в суд с жалобой на крышу своего дома.

Сегодня в наших городах, особенно больших, трудно найти свободную крышу. Если раньше единственными ее обитателями были разве что голуби да кошки, то теперь их уверенно сменили огромные рекламные щиты, непонятные антенны и прочие интересные сооружения.

Большинство граждан, которые живут в таких «достроенных» домах, знают, что если они собственники, то им принадлежат кроме личных квадратных метров еще и так называемая общая территория. Это подъезды, подвалы и, конечно, — крыша дома. Все это дополнительное добро называется в законе общедомовой долевой собственностью жильцов. То есть все это имущество принадлежит жильцам-собственникам в равных долях, хотя эти доли и не выделены.

Чтобы занять «общинные» квадратные метры, нужно заручиться согласием всех остальных собственников. Во всяком случае, так говорит закон. Но вариантов обойти закон — великое множество, поэтому мнение Верховного суда по конкретному делу может оказаться крайне полезным для всех, кто живет в многоквартирном доме с «украшением» на крыше.

Итак гражданин обратился в районный суд с иском к некой фирме. Человека не устраивало гигантское оборудование, сооруженное на крыше его дома фирмой, которая была собственником помещения в его же доме. Коммерсант, хозяин фирмы, установил на крыше, как записано в документах суда, «телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи». Построено все было, как сказано в тех же документах, — не для личного использования, а в коммерческих целях. Собственники квартир, увидев, что выросло у них над головой, собрали общее собрание жильцов и единогласно проголосовали — убрать станцию с крыши.

Один из них даже взял на себя труд снести, как записано в иске, «антенно-приемо-передающего оборудование связи, антенно-мачтового устройство с оттяжками и металлоконструкции». Но перед сносом все же решил сходить в суд, подкрепить решение собрания судебным вердиктом.

Все огромное сооружение возвышалось на крыше, кровле подъезда и даже на машинном отделении лифта дома. Районный суд с иском мужчины согласился целиком и полностью. Но праздновать победу было рано. Бизнесмен опротестовал неудобный для себя вердикт. Вторая — апелляционная инстанция решение в пользу жильца отменила и встала на сторону фирмы. Вот тогда жилец дошел до Верховного суда.

Судебная колегия по гражданским делам Верховного суда, пересмотрев дело, заявила: районный суд разобрал иск законно, а вот апелляция приняла неправильное решение. Верховный суд так обосновал свой вывод.

Районный суд, вынося решение, опирался на Гражданский кодекс (статья 246) и Жилищный кодекс (статья 36). В них говорится, что коммерсант, собираясь устанавливать на крыше оборудование, обязан был на это получить согласие собственников квартир в доме, в том числе и истца. Но, как установил районный суд, такого согласия получено не было, что подтверждается протоколом общего собрания жильцов. Кстати, этот протокол ответчик получил сразу после собрания, но не обжаловал его в законном порядке. Точнее выразиться, вообще на него не отреагировал.

А еще районный суд сказал, что разрешение на строительство спорного объекта на крыше было утверждено органами местного самоуправления. Но в этом разрешении были условия, при котором оно действительно. Так в разрешении сказано, что начать работы можно лишь при получении согласия собственников квартир, а еще нужно было получить положительное заключение на объект от органов санэпиднадзора. Такое согласование коммерсант даже получать не стал.

Вывод районного суда: раз не соблюдены права так называемых третьих лиц, собственников квартир в доме, спутниковую станцию и телекоммуникационное оборудование на крыше надо снести.

А вот что сказала вторая апелляционная инстанция, отменяя решение районного суда по жалобе коммерсанта. Да, у истца есть права в общей собственности, но такие же права есть и у коммерсанта, ведь у него имеется помещение в собственности в этом же доме. Значит, истец и ответчик имеют равные права владеть, пользоваться и распоряжаться крышей. По мнению второй судебной инстанции, коммерсант использовал оборудование «для собственных нужд», на что имел право.

Верховный суд подчеркнул: по 247 статье Гражданского кодекса владение и пользование общим имуществом в таких домах возможно только по согласованию всех участников, а если согласия нет, то надо идти в суд. Согласия, и это подчеркнуто всеми судами, достигнуть бизнесмену с жильцами не удалось.

Это интересно:  Как проверить штраф по номеру протокола

Отмел Верховный суд и аргумент ответчика, что раз ему принадлежит большое помещение, то есть у него большая доля собственности, чем у соседей, значит он мог пользоваться общественным имуществом по своему усмотрению. Главный суд страны специально подчеркнул в решении: законом установлен специальный порядок для осуществления сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.

А буквально на днях незаконный монтаж рекламной конструкции на крыше дома едва не привел к обрушению кровли в одном из домов в центре Москвы. Оказалось, что, не получив никакого разрешения от городских властей и жильцов, рабочие начали монтировать в здание тяжелые железные конструкции, очевидно, предназначенные для установки большого рекламного щита.

Строители пробили крышу насквозь, квартиры на последних этажах девятиэтажки начало заливать. Проверка показала, что бетон на крыше покрылся трещинами, а бетонные балки прогнулись под весом железных конструкций. Мосжилинспекция предписала демонтировать «нелегальные» конструкции, а управе района поручено взять демонтаж на особый контроль. Жильцы собрались в суд.

Суд обязан установить факт соблюдения градостроительных или строительных норм.

Несоблюдение, даже незначительное, может быть основанием для удовлетворения исков, если нарушается право собственности истца. Кстати, ответчик заявлял в своих возражениях, что антенно-мачтовое сооружение не является строительным объектом, поэтому к нему нельзя применять нормы Градостроительного кодекса.

Да, согласился с таким утверждением высший суд, но это совсем не значит, что не надо соблюдать санитарно-эпидемиологические правила.

Тегеранские крыши можно увидеть еще из иллюминатора приземляющегося лайнера. И сразу заставляют призадуматься: а почему они такие плоские? Да потому, что так строили до войны. Многие дома еще той, довоенной постройки, дожили и до наших дней. Только жильцы в них другие.

А традиции — прежние. Торжественные события отмечаются именно на крыше. Особенно любили и любят отмечать на крышах свадьбы. Жених и невеста вместе с родными покрывают крышу мягкими персидскими коврами. Устанавливают столики с яствами — сейчас никакого алкоголя и просторная площадка для множества гостей готова. Иногда туда, наверх, приглашают даже оркестр. Для нас, иностранцев, не совсем привычно. А иранцам — очень даже нравится.

Именно так, на крыше с сотней гостей и с двумя оркестрами, рассказывал мне покойный ныне Герой Советского Союза Геворк Вартанян, происходило его бракосочетание с Гоар. Брак, заключенный поближе к небесам, оказался счастливым и продлился 66 лет.

Немало крыш, приспособленных под теннисные корты, бассейны, мини-стадионы и даже целые сады видел я во Франции и в США. Правда, в домах с такими огромными крышами, живут в основном богатые или очень богатые. Например, на крыше одного из старинных зданий, окружающей парижскую Эспланаду Инвалидов, настоящий цветущий сад, да еще со статуями. Мне объяснили: сад высадил месье Бельмондо — скульптор и отец знаменитого актера Жан-Поля. Что ж, садам цвести, пусть и на крыше.

«Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013) (ред. от 01.01.2001) (стр. 15 )

Следовательно, право собственности на общее имущество в многоквартирном доме не может быть признано за одним лицом, поскольку тем самым будут нарушены перечисленные выше права собственников жилых помещений в этом доме.

В связи с этим передача в собственность лицу (инвестору) права собственности на нежилые помещения многоквартирного дома, являющиеся общим имуществом, не может являться условием договора инвестирования строительства многоквартирного дома, так как оно не соответствует требованиям закона и влечет нарушение прав собственников расположенных в нем жилых помещений.

Пример 2. Между застройщиком ООО «Жилищная инициатива» и инвесторами М. Н.И. и М. Д.Г. 1 февраля 2005 года заключены аналогичные договоры об инвестировании строительства подземно-надземной автостоянки, по условиям которых инвесторы принимали участие в инвестировании строительства подземно-надземной автостоянки с помещениями общественного назначения, а застройщик обязался передать инвесторам гаражи после ввода в эксплуатацию. Гаражи переданы М. Н.И. и М. Д.Г.; право собственности на них зарегистрировано в установленном порядке.

ООО » Жилищная инициатива» также 1 февраля 2005 года заключен договор с ООО «Строительная инициатива» об инвестировании строительства, предметом которого являлось участие в строительстве объекта общественного назначения в автостоянке. Указанное в договоре подсобное помещение (Н-2) передано ООО «Жилищная инициатива»; за ним также зарегистрировано право собственности на это помещение.

10 февраля 2005 года между ООО «Жилищная инициатива» и Б. заключены договоры об инвестировании последним строительства автостоянки, предметом которых являлось участие в строительстве встроенных подсобных помещений Н-4 и Н-5, расположенных на первом этаже автостоянки. Названные помещения переданы Б.; за ним зарегистрировано право собственности на эти помещения.

Решением Индустриального районного суда города Барнаула, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда, М. Н.И. и М. Д.Г. отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительной передачи Б. подсобных помещений Н-4 и Н-5, расположенных в здании автостоянки, признании отсутствующим права собственности Б. на указанные помещения, признании недействительной передачи ООО «Строительная инициатива» помещения Н-2, расположенного в указанном здании, в части передачи помещения электрощитовой, признании отсутствующим права собственности ООО «Жилищная инициатива» на помещение электрощитовой, расположенной в помещении Н-2, признании за истцами права общей неделимой собственности на помещения Н-4, Н-5 и помещение электрощитовой, расположенные в здании автостоянки.

Отказывая в удовлетворении заявленных М. Н.И. и М. Д.Г. требований, судебные инстанции исходили, в частности, из того, что право собственности у ООО «Строительная инициатива» и Б. возникло на основании договоров инвестирования строительства автостоянки, сами по себе акты о передаче помещений сделками не являются и оснований для признания их недействительными не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные постановления, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, по следующим основаниям.

Отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, по поводу общего имущества в таком здании законом прямо не урегулированы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 ГК РФ в таком случае должно применяться гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), а именно — нормы статей 289, 290 названного Кодекса, регулирующие отношения собственников помещений в многоквартирном доме, возникающие по поводу общего имущества.

Собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома (статья 289 ГК РФ). Собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры (пункт 1 статьи 290 ГК РФ).

Таким образом, в силу аналогии закона собственнику отдельного нежилого помещения в здании во всех случаях также принадлежит доля в праве общей собственности на общее имущество здания. При этом право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В соответствии со статьей 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

В случае, если собственники нежилых помещений в здании в силу закона владеют общим имуществом, однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в ЕГРП за одним лицом, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой собственности на общее имущество. Такое требование должно рассматриваться как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения, при этом нарушение права общей долевой собственности собственников помещений на общее имущество здания заключается в наличии и сохранении записи об индивидуальном праве собственности ответчиков на это имущество.

Заявленные истцами требования о признании права общей собственности направлены именно на устранение такого нарушения их прав путем оспаривания зарегистрированного права на недвижимое имущество, право индивидуальной собственности на которое не могло возникнуть в силу закона.

В пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.01.01 года N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права отсутствующим.

Указанные обстоятельства не были учтены судами первой и апелляционной инстанции, в том числе при решении вопроса о применении к требованиям истцов срока исковой давности.

39. Возведение антенно-мачтового сооружения на кровле многоквартирного дома одним из собственников общего имущества такого дома возможно при достижении соглашения со всеми участниками долевой собственности и соблюдении санитарно-эпидемиологических правил и нормативов, применяемых при возведении объектов подобного типа.

В., собственник жилого помещения в многоквартирном доме, обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Югрател» (ОАО «Югрател») об устранении нарушений права, не связанного с лишением владения, указав, что собственником нежилого помещения дома (ОАО «Югрател») в коммерческих целях на кровле многоквартирного жилого дома установлено телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи без получения согласия на это собственников квартир дома, чем, по мнению В., нарушено его право как собственника квартиры в том же доме на распоряжение долей в общей собственности на общее имущество.

Решением Няганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры на ОАО «Югрател» возложена обязанность осуществить снос антенн приемно-передающего оборудования связи, антенно-мачтового устройства с оттяжками, металлоконструкции, размещенных на кровле подъезда и машинного отделения лифта указанного дома, поскольку при строительстве оборудования КСКПТ в составе спутниковой приемно-передающей станции Югра-ПМ и телекоммуникационного оборудования не были соблюдены права третьих лиц — собственников помещений в многоквартирном жилом доме, в том числе истца.

Суд пришел к выводу о том, что ответчиком в нарушение положений пункта 1 статьи 246 ГК РФ и части 2 статьи 36 ЖК РФ до установки на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения не было получено согласие собственников помещений, в том числе истца. Судом также было учтено, что разрешение на строительство спорного объекта имело разрешительный характер при условии получения согласия собственников многоквартирного дома и предоставления положительных заключений органов государственного надзора. Однако Центр Госсанэпиднадзора города Нягани не дал заключения о соответствии СанПин размещения спутниковой приемно-передающей станции в квартире указанного дома.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры решение Няганского городского суда отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. При этом судебная коллегия указала, что как истец, так и ответчик обладают равными правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома лично и совместно с другими собственниками помещений данного дома, разрешение споров между сособственниками общего имущества в многоквартирном доме об использовании общего имущества к компетенции общего собрания не относится, истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры и передала дело на новое апелляционного рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры.

Истцом избран способ защиты своего права путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.

В силу статьи 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Данная правовая позиция изложена в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.01.01 года N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Статья написана по материалам сайтов: sokolovlaw.ru, izhcommunal.ru, rg.ru, ppt.ru, pandia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector