+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Наркотические средства: правовые материалы, законы, документы и судебная практика

Для определения средств и веществ суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов. Согласно ст.35 ФЗ РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах» проведение экспертиз разрешается юридическим лицам при наличии лицензии на указанный вид деятельности.. Однако проведение таких экспертиз в экспертных подразделениях Генпрокуратуры, ФСКН, ФТС, ФСБ, МВД и др. осуществляется без лицензии.

В Калининградской области, как это видно из представленных для обобщения уголовных дел, экспертизы наркотических средств и психотропных веществ проводятся:
в ЭКЦ при западном УВД на транспорте,
в ЭКЦ УВД Калининградской области,
в ЭКО У ФСКН.
Решая вопрос о наличии крупного или особо крупного размера, следует исходить из их размеров, установленных в постановлении Правительства РФ от 07 февраля 2006 года №76.
Следует обратить внимание на то, что согласно этому постановлению соответствующий размер устанавливается при наличии массы вещества свыше указанного в таблицах. Данное обстоятельство не всегда учитывается судами.
Так, кассационной инстанцией был изменен приговор районного суда Калининградской области от 23 июня 2008 года в отношении М. и Т. Согласно вышеуказанному Постановлению Правительства РФ крупный размер героина образует его масса свыше 0,5 грамма. В связи с этим, как указано в кассационном определении, нельзя признать размер героина в количестве, равном 0,5 грамма, на сбыт которого покушались М. и Т., крупным. Осуждение по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ исключено из приговора. Наказание, назначенное по ч.3 ст.30, п. «а» 4.2 ст.228-1 УК РФ и по совокупности преступлений, снижено.
По смесям Пленум Верховного Суда РФ разъяснил следующее:
— в тех случаях, когда наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в Список II (за исключением кокаина и кокаина гидрохлорида) и список III, находится в смеси с каким-либо нейтральным веществом (наполнителем), определение размера наркотического средства или психотропного вещества производится без учета количества нейтрального вещества,
— если наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в список I, (или кокаин, кокаин гидрохлорид), входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси,
— в тех случаях, когда наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в список I (или кокаин, кокаин гидрохлорид), входит в состав смеси (препарата), содержащей более одного наркотического средства или вещества, его количество определяется весом всей смеси по наркотическому средству или психотропному веществу, для которого установлен наименьший крупный или особо крупный размер.
Согласно постановлению Правительства от 30 июня 1998 года № 681 смесь определена как самостоятельный вид наркотических средств и психотропных веществ. В нем говорится о смеси как о таковой, а не о входящем в ее состав наркотическом средстве или психотропном веществе.
Например, практика показывает, что нет изъятий из незаконного оборота 100%-ного героина. Это всегда смесь, в состав которой входят 6- и 3-моноацетилморфины, ацелилкодеин и ряд других алколоидов опия, включенных в список I.
Как показало изучение дел, эксперты, установив наличие вышеуказанных компонентов, по-разному в выводах описывали состав смеси.
Так в заключениях экспертиз, проведенных в ЭКЦ УВД области, указано, что представленное вещество является смесью, содержащей диацетилморфин (героин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин.
В ЭКЦ при Западном УВДТ эксперты указывали, что представленное вещество является наркотическим средством’ — смесью, содержащей героин.
В ЭКО УФСКН эксперты указывали, что представленное на исследование вещество является наркотическим средством — героином.
С учетом содержания заключений во всех случаях судами они приняты в качестве доказательств и положены в основу обвинительных приговоров.
Четко определив подходы к определению размеров наркотических средств и психотропных веществ, находящихся в смеси, Пленум указал, что, решая вопросы о том, относится ли смесь наркотического средства или психотропного вещества (или кокаина, кокаина гидрохлорида) и нейтрального вещества (наполнителя) к крупному или особо крупному размерам, судам следует исходить из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления.
При квалификации действий виновных лиц по признаку незаконного приобретения следует иметь в виду то, что согласно ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию обстоятельства, в число которых входит событие преступления (место, время, способ) и виновность лица в совершенном деянии.
Зачастую органом предварительного следствия обвиняемым инкриминируется незаконное приобретение наркотических средств в не установленное время, в не установленном месте, у не установленного лица.

Такие обстоятельства исключают осуждение за незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. В основном суды правильно применяют закон, исключая данный признак.

Так, по делу К., рассмотренному районным судом г. Калининграда, в приговоре от 22 апреля 2008 года обоснованно указано следующее.
Поскольку предъявленное К. обвинение не содержит указания на место, способ и другие обстоятельства незаконного приобретения наркотических средств без цели сбыта, то есть в ходе предварительного расследования не были установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии со ст.73 УПК РФ приходит к выводу о необходимости исключения данного признака.
Однако не всегда суды правильно применяют закон.
Так, приговором районного суда г. Калининграда от 01 декабря 2008 года И. был признан виновным в незаконном приобретении в не установленном месте у не установленного лица каннабиса и смеси героина, которые незаконно хранил при себе без цели сбыта до их изъятия.
Исключая из приговора осуждение за незаконное приобретение наркотических средств, кассационная инстанция указала, что в нарушение требований закона обстоятельства их приобретения, ни органом предварительного расследования, ни судом, установлены не были. Так как судом при разбирательстве дела не была установлена объективная сторона приобретения И. наркотиков, выводы о виновности в этом являются предположительными.
Сбыт — любые способы возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.), а также иные способы реализации, например путем введения инъекций.
Ответственность за незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ по ч. 1 ст.228-1 УК РФ наступает независимо от их размера.
Об умысле на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.
Однако данные рекомендации далеко не всегда используются в практике.
Так, М. обвинялся в приготовлении к незаконному сбыту 1,38 г героина, что относится к крупному размеру. Наркотическое средство было расфасовано на 44 условные разовые дозы и находилось в полостях желудка М.
Приговором районного суда г. Калининграда от 31 марта 2008 года действия М. квалифицированы по ч.1 ст.228 УК РФ. Обосновывая свой вывод, суд указал следующее. Единственным доказательством наличия умысла М. на приготовление к незаконному сбыту явились его же показания на предварительном следствии. В судебном заседании М. отказался от этих показаний, пояснив, что оговорил себя, так как в этом случае мог рассчитывать со слов сотрудников наркоконтроля, что в отношении него будет избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, что и произошло. Данная версия в судебном заседании не опровергнута и подтверждается избранием на предварительном следствии после предъявления обвинения такой меры пресечения.
Данные утверждения суда нельзя признать надлежащей оценкой показаний на предварительном следствии, полученных в соответствии с законом. Объективных данных, свидетельствующих о таких методах воздействия работников наркоконтроля на М., в материалах дела нет.
Более того, отвергая доводы государственного обвинителя, суд указал, что размещение героина в удобной для сбыта упаковке может быть положено в основу наличия умысла у подсудимого на приготовление к сбыту, если он сам не употребляет наркотические средства. М. же является наркозависимым лицом.
Такой вывод является следствием неверного истолкования вышеуказанного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, из которого вовсе не следует, что наличие у наркозависимого лица большого количества наркотического средства, расфасованного на дозы, исключает квалификацию его действий как приготовления к незаконному сбыту.
Также следует отметить необоснованные позиции государственных обвинителей, обусловившие принятие судом соответствующих решений.

Р. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ. Государственный обвинитель, полагая, что не добыто доказательств умысла на приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, свой вывод мотивировал тем, что Р. является наркозависимым лицом и его довод о приобретении героина для себя не опровергнут.

Какие проблемы существуют в практике судебной экспертизы наркотических, психотропных веществ?

Экспертиза по исследованию наркотических средств, психотропных веществ и определению их размера – основное, юридически значимое доказательство, которое определяет наличие состава преступлений, предусмотренных ст. ст. 228, 2281, 229 и 2291 УК РФ.

Это интересно:  Какие документы для загранпаспорта нужны: перечень необходимых для оформления оригиналов и копий, список требуемых справок и их получение

Какие законодательные и нормативные акты относят вещества к наркотическим средствам, психотропным веществам и определяют их размер?

• ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»
• Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г № 681 (с последующими изменениями и дополнениями), которое утвердило Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ.
• Статьи 228, 2281 и 229 УК РФ, Постановление Правительства РФ от 07.02.2006 г. № 76 устанавливают крупный и особо крупные размеры наркотических средств и психотропных веществ.
• Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 15 июня 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» дает определение наркотических средств, психотропных веществ и их размера.

Экспертизу по диагностике наркотических средств, психотропных веществ и определению их размера в подавляющем большинстве случаев производят государственные судебно-экспертные учреждения. Судебную экспертизу проводят в соответствии с ФЗ «О государственной–судебно-экспертной деятельности в РФ», УПК РФ, ведомственными приказами и инструкциями, методическими рекомендациями по исследованию наркотических средств.

• Неграмотное и непрофессиональное выполнение;
• Недостаточная ясность и определённость действующего законодательства, которое регламентирует процедуру выполнения судебной экспертизы, в частности в сфере экспертизы наркотических средств;
• Отсутствие должной юридической и научной проработки, действующих методических рекомендаций по исследованию наркотических средств;
• Отсутствие методических рекомендаций по исследованию ряда наркотических средств.

Результатами вышеозначенных проблем являются затягивание судебных процессов, вынесение ошибочных приговоров, вторичный криминальный оборот наркотических средств, которые изымали как вещдоки.

Некоторые проблемы судебной экспертизы наркотических средств при ближайшем их рассмотрении

При выполнении экспертиз нарушается действующий процессуальный порядок, который предусматривает статья 199 УПК РФ. Как правило, разъяснения эксперту его прав и обязанностей в нарушение требований закона осуществляется руководителем государственного судебно-экспертного учреждения. Процедуру, описанную в ст. 199 УКП РФ следует привести в соответствие со статьей 14 ФЗ «О государственной–судебно-экспертной деятельности в РФ»;
В материалах уголовных дел нет документа, предупреждающего эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Часто эксперт дает подписку уже по факту выполнения экспертизы при составлении заключения.

Ряд заключений экспертов содержит формальные ссылки на применяемые методики исследования. При этом в самих заключениях нет подробного описания этапов исследования. Кроме того, заключения не содержат общепринятые научные и практические данные, которые подтверждают вывода эксперта. Следует рассматривать в качестве доказательства только те заключения, которые содержат первичные результаты исследований.

Сегодня эксперты используют в качестве стандартов/образцов сравнения/свободных образцов вещества из криминального оборота, что нарушает действующее законодательство. Конфискованные наркотические средства или психотропные вещества не могут быть использованы в медицинских, научных или иных целях. Дело в том, что судебно-экспертная деятельность не является оперативно-розыскной. Поэтому при её осуществлении закон не предусматривает сбор образцов для сравнительных исследований.

До сих пор законодательство не дает ответов на вопросы формирования, использования и утилизации наркотических средств, используемых для экспертных и научных целей. Для устранения сложившейся ситуации необходимо включить в ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» и ФЗ «О государственной–судебно-экспертной деятельности в РФ» нормы, регламентирующие получение экспертными организациями образцов наркотических средств, психотропных веществ из Списка 1 и Списка 2 для использования в качестве образцов. Также необходимо регламентировать процедуру сертификации качества этих веществ с выдачей соответствующего документа, их хранения, использования и утилизации.

Действующие и разрабатываемые методики по исследованию наркотических средств не всегда согласуются с правоприменительной практикой и динамичным изменением законодательства. Так:

Целесообразно все применяемые методические рекомендации публиковать в открытой печати (любом юридическом тематическом журнале) и размещать в интернете. Заключения экспертов редко содержат сведения о поверке использованного аналитического оборудования и весов. Для исправления сложившейся ситуации целесообразно внести в ст. 204 УПК РФ и ст.25 ФЗ «О государственной–судебно-экспертной деятельности в РФ» норму, предписывающую в тексте заключения эксперта указывать сведения о поверке использованного оборудования с приложением соответствующего поверочного свидетельства.

ВАЖНО. Достаточно часто эксперты осуществляют смысловую подмену вопроса.

Например:
На вопросы: «1) Является ли вещество, представленное на экспертизу наркотическим средством, психотропным веществом (их аналогом)? 2) Какова масса (количество) — размер наркотического средства, психотропного вещества (их аналога)?».
Эксперты отвечают: «1) В составе исследуемого вещества обнаружено наркотическое средство, психотропное вещество (их аналоги). Вещество является наркотическим средством – препаратом. 2) Вместо приведения конкретного размера наркотического средства, указывается общая масса всего исследуемого вещества».
А ведь наличие в составе вещества наркотически активного компонента или психотропного вещества не делает его автоматически наркотиком. Чтобы установить этот факт следует определить количество наркотика (психотропного вещества или их аналога) и наличие иных веществ, не препятствующих оказанию наркотического эффекта (ядов, сильнодействующих веществ).
Очень важно инициировать внесение изменений в действующую законодательную и нормативную базу для уточнения формулировок, что считать «наркотическим средством», «психотропным веществом». Необходимо разграничить понятие «препарат» и «смесь», ввести естественно научное понятие «размер наркотического средства».

Также необходимо ввести в правоприменительную практику формализованный порядок фиксации, основных характеристик химического состава наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов. Проблемной также является практика назначения повторных экспертиз в связи с недостаточной ясностью или полнотой заключения эксперта. Статья 207 УПК РФ и ФЗ «О государственной–судебно-экспертной деятельности в РФ» не содержат норм, предписывающих обязательное назначение и выполнение этих экспертиз по мотивированному ходатайству адвоката. Целесообразно добавить в существующие нормы закона обязательность назначения повторной (дополнительной) судебной экспертизы при заявлении мотивированного ходатайства адвоката о её назначении и (или) представления стороной защиты заключения специалиста, содержащего критику ранее выполненного заключения эксперта.

Оспорить и признать заключение по наркотикам недействительным можно в Институте СЭиК.

АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Адвокатские тайны ౹ Алексей Колегов ౹ Адвокат Колегов

О практике защиты по делам о наркотиках

1 и 2 части статьи 228 УК РФ одни из наиболее часто встречающихся сегодня в судебной практике. Сроки наказания по данной статье — до 10 лет лишения свободы.

Непосредственное изъятие наркотика — явление частое. Однако, нельзя не признать, что в большом количестве случаев «пакетик наркотика» — так называемый «чек», — а порой и гораздо более значительное количество, может оказаться в кармане, вещах либо в квартире задержанного совершенно не известным для него образом.

Назовем вещи своими именами — речь идет о «подбросе» в тех или иных целях невиновному и ничего не подозревающему человеку наркотических средств.

Учитывая примечание к указанной статье, следует уделить наибольшее внимание непосредственно процедуре самого изъятия наркотиков или наркотических средств, так и соблюдению норм и требований УПК РФ при оформлении первичных документов.

Весьма часто оба аспекта содержат серьезные процессуальные нарушения. Отдельно следует в этой связи упомянуть, что граждан зачастую лишают возможности реализовать свое право на добровольную выдачу наркотических средств, а также ненадлежащим образом находит отражение в материалах уголовного дела факты, подтверждающие их деятельное раскаяние и добровольную помощь следствию.

В случае изъятия наркотика либо аналогичных ему веществ у наркозависимого человека, если количество их не превышает крупного размера, защита обязана приложить все усилия для привлечения своего подзащитного к административной, а не к уголовной, ответственности.

В уголовных делах, где фигурирует количество наркотика в крупном и особо крупном размере, от адвоката требуется гораздо более широкое применение познаний в области проведения экспертиз, установления реального количества действующего вещества в смесях, обработанных и необработанных препаратах.

Особо следует остановиться на случаях, когда следствие пытается ввиду большого количества тем или иным способом попавшего к подзащитному наркотика, инкриминировать ему признаки сбыта.

Зачастую в подобных случаях имеют место факты морального и физического давления на подследственного, привлечение недобросовестных понятых и свидетелей, имеющих те или иные мотивы для оговора, фальсификации документов. Всего этого позволяет избежать участие в деле квалифицированного адвоката до момента дачи первых показаний.

В случае, если подозреваемый мотивированно отрицает факт приобретения и хранения наркотического вещества и утверждает, что ему не известно происхождение «свертка», «баночки», «таблеток» и т.д., защита обязана приложить все усилия для сбора материалов и фактов, это подтверждающих. Позиция эта — весьма не простая, но вполне реализуема при профессиональном отношении к проблеме.

Нередко, при защите обвиняемого, которому вменяется хранение наркотических веществ в крупном размере, удается добиться назначения наказания, не связанного с реальным лишением свободы (условного срока).

Адвокат, ведущий подобного рода дела, должен свободно ориентироваться в правоприменительной практике Верховного Суда РФ.

Защита по подобным делам в стадии кассации и надзора в большинстве случае результативна, как по снижению сроков и изменению вида наказания, так и в плане прекращения дела производством.

Это интересно:  Список документов для оформления дачного участка в упрощенном порядке

Проблемы квалификации нарушения правил оборота наркотических средств или психотропных веществ

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 1106 раз

Библиографическое описание:

В статье рассматриваются особенности квалификации преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ, особенности изменения его объективной стороны в зависимости от общественно опасных последствий. На основании анализа судебной практики, в том числе постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, автор приходит к выводу о том, что трудности квалификации преступления заключаются в неопределенности понимания конструкции его состава правоприменителями.

Ключевые слова: нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, постановление Пленума Верховного Суда РФ, статья 228.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, отграничение статьи 228.2 УК РФ от смежных составов

Актуальность темы правильной квалификации преступлений против общественной нравственности и здоровья населения состоит в том, что в условиях активного распространения наркомании и роста преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ в России, огромное значение имеет правильное применение уголовно-правовых норм действующего законодательства, которые предусматривают ответственность за совершение этих преступлений.

Следует отметить, что преступления, предусмотренные ст. 228.2 УК РФ имеют высокий уровень латентности, но, не смотря на это, правоохранительным органам удаётся выявить их и привлечь к уголовной ответственности лиц, их совершивших. Согласно данным Генеральной прокуратуры РФ [16] за период 2011–2015гг. наблюдается общая тенденция к снижению данного вида преступлений. Пик совершения виновными лицами данных преступлений по России пришёлся на 2014 год, а по Забайкальскому краю на 2013 год. На рисунке 1 представлена динамика рассматриваемых преступлений.

Рис. 1. Динамика преступлений, предусмотренных ст. 228.2 УК РФ

Удельный вес лиц, осужденных за нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ за указанный период составил от 1,2 % до 1,4 % по России, а по Забайкальскому краю от 1,1 % до 1,9 %, что представлено на рисунке 2.

Рис. 2. Удельный вес лиц, осужденных по ст. 228.2 УК РФ

Сказанное выше подтверждает необходимость тщательного изучения проблемы в целях превенции неверной квалификации при расследовании преступлений, предусмотренных ст.228.2 УК РФ.

С момента принятия Уголовного кодекса РФ 1996 года, конструкция объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ «Нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ», неоднократно изменялась с формальной на материальную (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) [1] и снова на формальную (Федеральный закон от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ) [2].

В юридической литературе эти изменения оценивались неоднозначно. Одни авторы отмечали, что состав преступления является формальным [5;19], другие — формально-материальным [7;317]. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15.06.2006 г. № 14 (в ред. от 23.12.2010), разъяснил, что состав указанного преступления является материальным, а последствия — обязательным признаком объективной стороны [4]. Эта позиция правоприменителя не изменилась даже после принятия Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, которым общественно опасные последствия были исключены из объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.228.2 УК РФ. Вследствие чего в правоприменительной практике возникли разные подходы к определению места общественно опасных последствий в системе признаков данного состава преступления. Правоохранительные органы, исходя из буквального толкования ст. 228.2 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ), признавали достаточным объективным основанием уголовной ответственности сам факт нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Например, действия Гоха были квалифицированы по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ. Он своевременно не списал, не изъял из обращения находящиеся у него на хранении с истекшим сроком годности промедола массой 1,029 грамма и кетамин общей массой 4,213 грамма и не принял мер к уничтожениях, хранил их в сейфе комнаты дежурного врача МУ до момента их обнаружения и изъятия сотрудниками ОКЛОН управления ФСКН России. Сямженский районный суд Вологодской области отметил, что в результате допущенного Гохом нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ были созданы условия выбытия наркотических средств и психотропных веществ из владения МУ . [10] То есть фактического выбытия (утраты) промедола и кетамина не произошло.

Следует признать, что позиция Пленума Верховного Суда РФ в этом вопросе в большей степени, чем позиция законодателя является социально обусловленной, так как именно последствия определяют вредоносность нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ — свойство, которое совместно с распространенностью таких нарушений придает этому деянию общественную опасность. Формальная конструкция состава данного преступления способствует избыточному применению уголовно-правового принуждения.

Вероятно, именно поэтому, осознавая ошибочность изменений, внесенных в ст. 228.2 УК РФ Федеральным законом № 87-ФЗ, законодатель в Федеральном законе от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ отказался от формальной конструкции состава рассматриваемого преступления, вновь включив в нее общественно опасные последствия в виде утраты наркотических средств, психотропных веществ, инструментов и оборудования для их изготовления или наркотикосодержащих растений. Тем самым, законодатель привел ст. 228.2 УК РФ в соответствие со сложившейся судебной практикой квалификации нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ и рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ. Положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 (с изм. от 30.06.2015) [3] об общественно опасных последствиях рассматриваемого преступления снова стало соответствовать тексту уголовного закона.

Вместе с тем, с законодательным определением материальной конструкции рассматриваемого состава преступления обострился вопрос о содержании закрепленных в ст. 228.2 УК РФ общественно опасных последствий в виде утраты предметов, указанных в диспозиции статьи. В литературе понятие утраты наркотических средств, психотропных веществ и других предметов, указанных в ст. 228.2 УК РФ, как правило, основывается на разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ подчёркивающих, что под утратой указанных предметов следует понимать: 1) их фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения; 2) такое повреждение оборудования или инструментов, которое исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению (п. 21 постановления от 15 июня 2006 г. № 14). Исходя из этого определения, а также анализа судебно-следственной практики можно выделить три основные формы утраты.

Во-первых, это потеря наркотических средств субъектом рассматриваемого преступления. Например, Бабайлова, являясь старшей медицинской сестрой, по окончании операции не посчитав количество неиспользованных в операции наркотических лекарственных препаратов, положила их в сейф, не сделав необходимых записей в журнале учета наркотических препаратов. При подготовке смены к сдаче она обнаружила недостачу трех ампул наркотического лекарственного препарата фентанила 0,005 % — 2,0 %. Новосибирский районный суд Новосибирской области квалифицировал действия Бабайловой по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ как нарушение правил учета наркотических средств, повлекшее их утрату. [11]

Во-вторых, это хищение наркотических средств, психотропных веществ, инструментов или оборудования для их изготовления или наркосодержащих растений другими лицами. Так, Пущинским городским судом Московской области по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ были квалифицированы действия Калининой. Являясь лицом, ответственным за медицинское обеспечение вызова (медицинскую укладку с наркотическими средствами) и соблюдение правил хранения и использования наркотических средств, она оставила свою укладку с наркотическими средствами без присмотра, что повлекло их хищение. В приговоре суд отметил, что допущенным нарушением были созданы условия, при которых наркотическое средство было похищено другим лицом, что повлекло его утрату. [12].

И потеря, и хищение наркотического средства или психотропного вещества как формы утраты представляют собой фактическое выбытие этих средств и веществ из законного владения, пользования или распоряжения. То есть означают, что, наркотическое средство или психотропное вещество отсутствует в месте его постоянного хранения либо у конкретного лица, которому они были выданы и которое обязано соблюдать правила их оборота (хранения, учета и т. п.). Кроме того, законный владелец полностью лишен возможности осуществлять фактический контроль за выбывшими наркотическими средствами. И, наконец, появляется реальная возможность использования таких средств и веществ другими лицами.

Авиастроительный районный суд г. Казани, рассматривая уголовное дело в отношении дежурного врача ОАО «Городская клиническая больница №…» Чиркина, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.2 УК РФ, в оправдательном приговоре от 11 октября 2010 г. указал, что утрата наркотического средства промедола не произошла в связи с изъятием его при попытке вынести из больницы. Как установил суд, Чиркин получил две ампулы наркотического средства промедола, передал их медсестре для выполнения инъекции больным. В его отсутствие медицинская сестра допустила изъятие промедола из процедурного кабинета другими лицами. Последние при выходе из больницы были задержаны, обнаруженный у них промедол был изъят. [13]

Это интересно:  Ипотека молодому специалисту РЖД: условия льготной программы для работников ОАО Российские железные дороги, документы для участия и нюансы процедуры получения

В приведенной ситуации больница, как законный владелец указанного промедола, не утратила полного контроля над этим наркотическим средством благодаря его своевременному обнаружению, а похитители в сложившихся обстоятельствах не имели реальной возможности воспользоваться изъятым промедолом.

В- третьих, возможной формой утраты предметов, указанных в рассматриваемой статье уголовного закона, является их повреждение. Пленум Верховного Суда РФ выделяет две специфические черты этой формы утраты:

1) предметом повреждения являются инструменты и оборудование, указанные в ст. 228.2 УК РФ;

2) повреждение исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года № 30). [3].

Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ в своём постановлении, во-первых, не распространяет данную форму утраты на наркотические средства, психотропные вещества и наркотикосодержащие растения. Во-вторых, сводит повреждение к уничтожению, что, вообще-то, не соответствует разграничению в уголовном законе понятий «повреждение» и «уничтожение имущества» (ст. ст. 167, 168) и их определениям, сложившимся в теории уголовного права: повреждение какого-либо предмета (имущества) предполагает возможность его использования в поврежденном виде и (или) возможность его восстановления до прежнего состояния, тогда как действия, в результате которых имущество приводится в полную негодность, не подлежит восстановлению и не может быть использовано по назначению, рассматриваются не как повреждение, а как уничтожение.

Повреждение, как вид утраты соответствующих предметов, Пленумом рассматривается как нарушение правил хранения, учета и использования прекурсора, повлекшее его фактическое уничтожение, квалифицируются следующие действия.

Приговором Лазаревского районного суда г. Сочи от 14 марта 2011 г. по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ осужден Мухамадиев. Являясь лицом, ответственным за хранение наркотических средств и психотропных веществ, он, находясь в помещении комнаты для хранения наркотических средств, выложил из сейфа на пол пять ампул промедола и девять ампул фентанила и, проявив небрежность, раздавил вышеуказанные ампулы с наркотическими средствами. Суд указал, что в результате небрежного отношения к своим должностным обязанностям и несоблюдения правил хранения вверенных ему наркотических лекарственных средств Мухамадиев совершил утрату наркотического средства. [14]

Однако, такое определение уничтожения, по нашему мнению, выходит за рамки рассматриваемого состава преступления и не может быть формой утраты. Как верно отмечает профессор А. В. Бриллиантов, в случае утраты наркотического средства этот предмет продолжает существовать, причем обладая теми же свойствами, что и до утраты, и именно существование предмета создает предпосылки возможности его дальнейшего использования. При уничтожении же полностью, т. е. без возможности восстановления, такие предметы утрачивают свои первоначальные свойства и, соответственно, уже не могут быть использованы во вред здоровью населения. Следовательно, уничтожение как последствие нарушения правил оборота наркотических средств не причиняет вред основному объекту рассматриваемого преступления — здоровью населения. [6]

В связи с этим обоснованным представляется решение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда по уголовному делу в отношении Огородниковой. Кассационным определением Судебной коллегии от 6 декабря 2011 г. отменен обвинительный приговор Химкинского городского суда Московской области от 23 октября 2011 г. в отношении Огородниковой, которым она была осуждена по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ. Являясь медицинской сестрой-анестезиологом городской больницы, в соответствии с назначением врача ввела больному 75 мг психотропного вещества кетамин, а неиспользованные 25 мг указанного вещества уничтожила путем выливания в раковину без записей об уничтожении в соответствующем журнале. Судебная коллегия отметила, что остаток неиспользованного психотропного вещества в результате нарушения правил не вышел из законного владения Огородниковой, а был уничтожен. Она распорядилась им, уничтожив указанное средство, что сделало невозможным использование этого средства другими лицами. На основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления уголовное дело в отношении Огородниковой коллегией было прекращено. [9]

Таким образом, нарушения, приведшие к утрате психотропных веществ или наркотических средств, должны создавать общественно опасные условия для неправомерного завладения соответствующими объектами и их использования. Соответственно, применительно к ст. 228.2 УК РФ не является утратой наркотического средства или психотропного вещества его уничтожение, поскольку в этом случае указанное средство или вещество изымается из оборота и вред здоровью населения не может быть причинен.

С вопросами о содержании и формах утраты тесно связан вопрос о размере утраты наркотических средств, психотропных веществ и наркосодержащих растений.

Рассматривая этот вопрос формально, основываясь на содержании ст. 228.2 УК РФ, становится очевидным, что размер утраты не имеет значения. На это обращает внимание и Конституционный Суд РФ, отмечая в Определении по жалобе Мозолевой, что состав преступления, предусмотренный ст. 228.2 УК РФ, имеет место независимо от того, каковы размеры этой утраты. [10]

О малозначительности данного преступления нельзя говорить, так как посягательство осуществляется на здоровье населения, в этом и заключается общественная опасность данного преступления.

Полагаем целесообразным рассмотреть вопросы отграничения статьи 228.2 УК РФ от смежных составов.

Прежде всего, при привлечении к ответственности по ст.228.2 УК РФ не имеет значения размер наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и растений или частей, достаточно одного общественно опасного деяния, включая утрату.

В преступлениях, предусмотренных статьями 228 и 228.1 УК РФ, имеется квалифицирующий признак — крупный и особо крупный, размер наркотических средств. При этом состав преступления по статье 228 УК РФ включает в качестве обязательного признака объективной стороны значительный размер наркотических веществ.

Кроме того, отграничение указанных составов преступлений можно провести по объективной стороне преступлений. В ст.228.2 УК РФ объективная сторона преступления заключается в нарушении правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза, культивирования.

Пленум Верховного Суда РФ даёт определение понятия «утраты». Под утратой наркотических средств, психотропных веществ, оборудования, инструментов, растений следует понимать их фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения либо такое повреждение оборудования или инструментов, которое исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению, если указанные последствия находились в причинной связи с нарушениями, допущенными лицом, в обязанности которого входило соблюдение соответствующих правил.

В то время как в статьях 228 и 228.1 УК РФ она заключается непосредственно в приобретении, хранении, перевозке, переработке, изготовлении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, производстве и сбыте, а также их пересылке (для ст.228.1 УК РФ).

Кроме того, отграничение следует провести по законодательной конструкции указанных составов преступлений. Статья 228.2 УК РФ сформулирована как материальный состав, преступление считается оконченным с момента утраты указанных в статье объектов. Преступление, предусмотренное статьёй 228 также имеет материальный состав, так как содержит указание на значительный размер предмета, а ст.228.1 УК РФ является формальным составом и считаются оконченными в момент совершения указанных действий.

Следующее отличие в субъективной стороне — по ст.228.2 УК РФ может характеризоваться неосторожной формой вины, то по статьям 228 и 228.1 УК РФ — только умышленной.

Кроме того, отграничение следует проводить и по субъекту преступления, который в статье 228.2 УК РФ является специальным. Это лицо, в обязанности которого входит соблюдение соответствующих правил или контроль за их соблюдением.

Неоднозначным является вопрос производства наркотических средств, так как ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяет как «действия, направленные на серийное получение наркотических средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений», однако, серийное значит постоянное, систематическое, а это значит, что вопрос одного единственного производства остается открытым для законодателя.

Полагаем, что законодателю следует расширить название статьи, так как нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ напрямую связано с инструментами и оборудованием, которые находится под специальным контролем, используемым для производства наркотических средств и психотропных веществ.

Подводя итоги проведённому исследованию, следует отметить, что трудности квалификации преступления заключаются в неопределенности понимания конструкции его состава правоприменителями.

Статья написана по материалам сайтов: www.dereksiz.org, zekovnet.ru, advokat-ko.ru, moluch.ru.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector